Явленье птицы Ундервуд

Леонид Мартынов| опубликовано в номере №1259, ноябрь 1979
  • В закладки
  • Вставить в блог

– Перво-наперво купи масла, сливочного и топленого, оно у нас первосортное, до революции шло за границу! Купи, натурально, и сала; бараньего – у киргизов, свиного – у хохлов либо у немцев, эстонцев. Купи пуховый платок, купи валенки, по-нашему пимы. Мимо Тюмени поедешь, купи ковер – там прежде такие выделывали, что не отличишь от французских, как их, гобеленовых, что ли!

Так поучали мою дорогую друзья и знакомые. В общем, они советовали накупить всего, что можно было приобрести когда-то на всех ярмарках области – на Петропавловской в Атбасаре, на Таянчинской на озере того же наименования, на Константиновской в Акмолинске, на Введенской в Омске, хотя лучшие времена этих степных торжищ уже миновали, уступая новым формам торговли. И вот тут-то, как будто бы компенсируя ряд покупательных невозможностей («Да откуда мне столько денег взять?» – смеялась моя дорогая), тут-то, пожалуй, и возникла еще другая, обуявшая всех доброжелателей идея:

– Приобрети коня!

– Коня? Но что я буду с ним делать?

И хотя тут было много смешных и даже нелепых разговоров о том, что на добром, вымененном, например, в степных аулах на поношенную бархатную шубку коне вроде необязательно ехать верхом через Урал, а коня этого можно, как бывшей железнодорожной служащей, перевезти в теплушке, а потом в России выменять, например, на корову, – несмотря на все эти пустые фантазии суть была – я много думал об этом! – вот в чем: имелся в виду конь не простой, а крылатый!

Да! И не сама ли полынная и ковыльная Матушка-Степь устами своих сынов высказала эту идею! Не сама ли Степь, которая, как уже сказано было, когда-то помогла здесь Петру Ершову создать образ прекрасного гриффона Конька-Горбунка! Но откуда взялась, в свою очередь, эта фантазия у ее величества широкой Степи? Кто породил и унес этот образ? Не поитель ли степей и лесов Сибири и Казахстана желтый Иртыш, превращающийся в Иппокрену? Ведь Иртыш, превращающийся в Иппокрену, вернее, Иппокрена, превращающаяся в Иртыш, возникла из того ключа, который брызнул на Геликоне от удара копыта Пегаса, крылатого коня древних!

Доброжелатели не учитывали лишь одного: что Пегас не покупается, не выменивается на бархатные шубки, а находит своих владетеля и владетельницу сам!

Меня он нашел немного раньше. Когда моя дорогая покинула Петропавловск, Пегас помчал меня в Кузбасс, затем в горящие леса Тарского Севера, затем на Алтай, оттуда мимо горы Бектау-Ата в Коунрад на Балхаше, принимая, несмотря на свою гривастость и крылатость, всякие обличья – от парусных кораблей до локомотивов!

А не он ли был запряжен в пролетку, на которой мы – я и моя дорогая – наконец встретившись, ехали по древнему северному городу в поликлинику лечить мне ногу! Не этот ли Пегас, оборачивая голову, смотрел правым глазом на меня, читающего для первого знакомства моей избраннице «Реку Тишины»!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены