Ястребиная охота

Максим Зверев| опубликовано в номере №1197, апрель 1977
  • В закладки
  • Вставить в блог

В село Чилик, Алма-Атинской области, я приехал осенью, чтобы познакомиться с известным охотником, который, правда, не пользуется ни ружьем, ни капканами. Село располагается в зоне заповедника, и охота там разрешена только с ловчими птицами.

Саманный домик охотника ничем не отличался от других домов в этом селе. Плоская крыша из камыша, поверху затертого глиной, такие же стены и забор. Встретить меня вышел сам хозяин – пожилой черноусый казах.

– Милости прошу, заходите! – Он приветливо пригласил в дом. – Как раз к чаю.

Наклонившись в низенькой двери, вошли в комнату с гладким глинобитным полом. Семья сидела около круглого столика на крошечных ножках. Рядом на полу шипел самовар. Хозяйка налила всем крепкого чая в фарфоровые пиалы и добавила молока.

За чаем с баурсаками (кусочками теста, сваренного в масле) выяснилось, что Монаков теперь один во всем Чили-ке охотится с ловчими птицами. Научился он этому древнему искусству от отца. Сейчас у него в хозяйстве есть выученные ястреб и сокол – по-казахски коршыга и ительга.

– Птенцов из гнезда не беру, а ловлю взрослых, хотя их учить труднее, – рассказывал охотник. – Зато потом на охоте они способнее, так как на воле сами научились ловить.

Во дворе у Монакова построен длинный крытый сарай с маленькими окнами. Здесь в почти не освещенном помещении в разных углах сидели на привязи крупная самка ястреба-тетеревятника и сокол-балобан. Каждая птица сидела на обрубке дерева, обитом войлоком, а сверху сукном. К этим седлам за колечки были привязаны шнурки, спутывавшие лапы птиц. Желтыми глазами ястребиха смотрела на руки хозяина – не зло, а скорее с жадностью, – ожидая корма. Перья голубей и галок валялись на полу около седел. Черноглазый балобан тоже оживился и потянулся к Монакову.

– Готовлю их к охоте, собираюсь к вечеру съездить, три дня вполсыта кормил, а со вчерашней ночи ничего на давал. Сытые ловить не будут. Который вперед погадку выбросит, с тем и поеду... Хотите со мной?

Я, конечно, тотчас согласился.

– Полюбопытствуйте, а то мало кто знает теперь такую охоту.

Мы вернулись в дом, и за чашкой чая охотник стал открывать свои секреты обучения охоте пойманных им хищников.

– В том сарае и учу. На голову кожаный клобучок надеваю, чтобы ничего не видел, и сутки не разрешаю спать. Потом даю мясо из рук. Если дичится и не берет пищу, повторяю все то же на вторые сутки. А бывает, и трое суток приходится с ним не спать. Тут уж вся семья помогает. У каждого хищника свой характер: один быстрее привыкает, с другим долго приходится возиться. Особенно балобаны упрямые. Их труднее ястребов обучать. Ну, а когда птица привыкнет ко мне, здесь же, в сарае, учу на добычу бросаться и на руку садиться. Потом выношу на улицу, сначала на веревочке, чтобы не улетел. Сынишка волочет за собой на длинной веревке

чучело зайца, а я пускаю и смотрю, как он на добычу реагирует.

Дом охотника своей задней стеной выходит прямо в степь. Здесь около высокого карагача была привязана приманка – живой пестрый голубь. Над ним вкруговую на тонких палочках, воткнутых неглубоко в землю, висела сеть, по-казахски называемая куштуром.

– Осенью, когда пролет идет, вот в эту сеть и ловлю хищников, – поясняет охотник. – Каждое утро кормлю голубя, а вечером, прихожу, проверяю, не «клюнул» ли кто на эту приманку. Чаще всего молодые самцы попадаются, а мне самку ястреба надо, она крупнее самца, да и много сильнее его. Отец самками даже каракурюков ловил – так у нас джейранов называют.

Охотник медленно обошел карагач, поправил кое-где колышки, на которых висела сеть, и продолжил свой рассказ:

– Моя коршыга, что в сарае сейчас сидит, совсем старая сделалась. Еще от отца досталась, да и у меня уже лет десять живет. Нужно ей замену искать... Однако пойду коня запрягать, пора на охоту.

За село выехали на арбе: два огромных колеса в рост человека и между ними небольшая площадка. Мы с Монаковым уместились спереди, свесив ноги между оглоблями, сзади лежал крапчатый сеттер. Охотник правил лошадью, а я держал ястреба, вцепившегося когтями в толстую рукавицу, натянутую почти до самого моего плеча. На голове птицы плотно сидел кожаный клобучок, закрывавший ей глаза и острый клюв.

Через полчаса наша повозка остановилась перед густыми зарослями полыни. Привязав лошадь к карагачу, охотник взял у меня ястреба, и мы вошли в заросли.

Собака сразу бросилась вперед и шагах в десяти от нас подняла двух фазанов. Но охотник не обратил на них никакого внимания и, увидев мое удивление, сказал:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены