Взлет

В Толстой| опубликовано в номере №239-240, февраль 1933
  • В закладки
  • Вставить в блог

В летный день гарнизон просыпается вместе с птицами. Люди торопятся подготовить машины к восходу солнца, чтобы успеть отлететь в лучшее для полетов время, когда земля еще не разогрета солнечными лучами и от нее не идут вверх потоки воздуха.

В полдень бурно в воздухе, как на море в шторм. Потоки рвут управление из рук летчика, швыряют машину, как щепку волны, то вверх, то вниз. Но, бессильные причинить вред непрошенному воздушному гостю, вновь ставят машину на заработанную мощностью моторов высоту.

Люди летают и в полдень, но Ковриц для обучения пилотов боевому применению предпочитает утро.

Машина за машиной, уступом рулят отряды Соколова и Чайкина на старт. Вдали уже видны флажки, показывающие направление ветра. Техники и мотористы помогают пилотам развернуть самолеты, подают поднятой вверх рукой сигнал остановки и в последний раз перед вылетом осматривают колеса, умытые утренней росой.

Сегодня эскадрилья Коврица, после долгого перерыва, потраченного на ввод в строй молодых пилотов, вырулила на старт в полном составе.

- Сегодня комэскадрильей Ковриц пришел на аэродром с глубоко запрятанной настороженностью. Сегодня, как и вчера, смотрел на него с ворот аэродрома пожелтевший от времени огромный лозунг на кумаче:

- Доведем к зиме ударную эскадрилью безаварийной.

Лозунг был написан еще при «стариках», с которыми больше года держал Ковриц первенство в округе по боевой подготовке.

- Ни одной аварии, ни одной поломки и вынужденной посадки!

Так неужели сегодняшний летный день будет исключением?

Вчера по традиции, заведенной в эскадрильи Коврица, все новые самолеты были опробованы в воздухе лично командиром эскадрильи. Он не допускал мысли иметь в части летчика, пилота или самолет, летные качества которых он не проверил бы лично в воздухе.

«А если так, Бронислав Карлович, так в чем же сомнения?»

Инженер, командиры отрядов и врач еще раз доложили о том, что состояние здоровья пилотов и машин пригодно к полетам.

Дан старт.

Перед взлетом еще различимы отдельно человек и машина.

Там, где начинаются полные обороты мотора, человек срастается с машиной. Вместе с ней он побеждает притяжение земли. Побеждает пока относительно. Невидимые нити опутывают весь полет, тянут человека с машиной к земле, и стоит только иссякнуть «лошадиным силам», остановиться винту, тянувшему машину в воздушном месиве, как разом начинаешь чувствовать непреодолимую силу громады - земли.

Планер садится и, когда гаснут остатки скорости, он липнет к земле, как перо к магниту. Мотору прибавлены обороты для рулежки по земле. Гудит мотор. Гудит земля, и в этом гуле чудится вызывающий смешок самоуверенной планеты:

- А ведь не удрать тебе, голубчик, из моего царства!

В тылу, там, где отдыхает технический состав, политработник Переломов разбил маленькую палаточку. На палатке стартовая газета и бюллетень о задачах дня:

1. Сохраним традиции безаварийной эскадрильи!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены