Выстояв, мы победили смерть!

В И Чуйков| опубликовано в номере №738, февраль 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мне выпала великая честь - со дня рождения Советской Армии пройти с ней весь ее славный боевой путь. Восемнадцатилетним юношей я надел форму советского воина и вот уже сорок лет не расстаюсь с ней.

В дни Октябрьской революции я был в Кронштадте, потом участвовал в подавлении эсеровского мятежа а Москве, воевал против Колчака и белополяков, очищал страну от бандитов, ходил в поход против белофиннов, освобождал Западную Белоруссию. Но величайшим испытанием, выпавшим на мою долю, была, конечно, Сталинградская битва.

Отчетливо помню суровый сентябрь 1942 года. Гитлеровцы наступали на Сталинград. Немецко - фашистское командование бросило в бой на этом направлении около 500 тысяч солдат и офицеров 6 - й армии Паулюса, 4 - ю танковую армию Гота, 8 - й воздушный корпус и много других соединений, тысячи танков, орудий, самолетов.

11 сентября меня срочно вызвали в Военный Совет фронта, где я был сразу принят командующим генералом А. И. Еременко и членом Военного Совета Н. С Хрущевым.

Разговор состоялся короткий. Военный Совет фронта, с утверждения Ставки Верховного Главнокомандующего, предлагал мне принять командование 62 - й армией.

Мне разъяснили обстановку на фронте, задали вопросы. Наконец Н. С. Хрущев поставил передо мной последний, самый важный вопрос: «Как вы, товарищ Чуйков, понимаете задачу?» Я сказал: «Сталинград нам и всему советскому народу очень дорог; сдача Сталинграда развяжет руки врагу для дальнейшего наступления. Приму все меры, чтобы отстоять Сталинград. Сейчас ничего конкретного не прошу. Изложу свои соображения Военному Совету, изучив обстановку на месте. Немедленно еду в Сталинград и клянусь, что оттуда не уйду. Мы отстоим его или погибнем».

На другой день я принял командование армией. Бои шли ожесточенные. На город лезло 12 отборных гитлеровских дивизий, 500 танков. Каждый метр сталинградской земли обстреливался с земли и воздуха. Если до 10 октября количество вражеских самолетовылетов на город не превышало тысячу, то 14 октября их насчитывалось уже более 2 500. Город пылал. Горели дома, заводы, нефтесклады. Требовались нечеловеческие усилия, чтобы устоять против бронированного кулака фашистов, задержать их наступление.

Тщательно изучив обстановку вместе с членом Военного Совета армии генералом Гуровым, начальником штаба генералом Крыловым и другими генералами и офицерами, я пришел к выводу: только обороняться - значит терпеть поражение; необходимо навязывать противнику бои, беспрерывно изматывать его силы контрударами, не давать ему ни минуты покоя, иначе говоря, обороняться, наступая.

Сражение за Сталинград с каждым днем становилось все ожесточеннее. Начались кровопролитные уличные бои. Мы все - от солдата до генерала - понимали, что под Сталинградом решались судьбы нашей страны, народа, всего мира.

Минуло много лет после Сталинградской битвы, а я и сейчас испытываю чувство глубокого волнения, когда перечитываю строки одного документа. Это протокол собрания комсомольцев воинского подразделения, защищавшего Сталинград.

«Слушали: О поведении комсомольцев в бою.

Постановили: В окопе лучше умереть, но не уйти с позором. И не только самому не уйти, но сделать так, чтобы и сосед не ушел.

Вопрос к докладчику: Существуют ли уважительные причины ухода с огневой позиции?

Ответ: Из всех оправдательных причин только одна будет приниматься во внимание - смерть».

Помнится мне, что в час, когда проходило это собрание, гитлеровцы начали двенадцатую за день атаку на рубеж, защищаемый подразделением. И тогда, как бы подытоживая собрание, выступил командир роты: «Я должен внести некоторую ясность в выступление комсорга. Он много говорил здесь о смерти и сказал, что Родина требует от нас смерти во имя победы. Он, конечно, неточно выразился. Родина требует от нас победы, а не смерти. Да, кое - кто не вернется живым с поля боя - на то и война. Герой тот, кто умно и храбро умер, приблизив час победы. Но дважды герой тот, кто сумел победить врага и остался жив».

На самых ответственных участках мы всегда видели коммунистов, а рядом с ними - комсомольцев, отважную молодежь. Помню, когда наше положение в Сталинграде было особенно тяжелым, Военный Совет фронта поручил Сталинградскому обкому комсомола призвать на помощь армии 2 тысячи человек. И тогда к нам, в горевший Сталинград, из районов области прибыли 4 тысячи юношей и девушек. Все они торжественно поклялись отстоять город. И клятву они выполняли с беспримерным героизмом. Благодаря ним наши бойцы узнавали потайные ходы, отыскивали в домах притаившихся гитлеровцев. Молодые патриоты вывели несколько тысяч наших бойцов и офицеров через рабочие и пригородные поселки в тыл противника. Враг прозвал их «уличными партизанами».

В сентябре 1942 года к защитникам Сталинграда обратились с письмом участники героической обороны Царицына в 1918 году. Они писали: «Не сдавайте врагу наш любимый город. Любой ценой защищайте Сталинград! Бейтесь так, чтобы слава о вас, как и о защитниках Царицына, жила в веках».

Фашисты, как одержимые, наступали на Сталинград. На отдельных участках обороны наши окопы были буквально рядом с передним краем противника. И тогда в бой вступали гранатометчики, начинались рукопашные схватки.

Напряженные уличные бои требовали от каждого бойца, офицера исключительного воинского мастерства, бдительности, умения ориентироваться в сложнейшей обстановке. Ведь буквально на каждом шагу воина подстерегала опасность.

Комсомольцы стали инициаторами патриотического снайперского движения. Они в ходе сражений находили время для изучения снайперского оружия, овладевали искусством меткой стрельбы.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Тайна «Принцессы Кашмира»

Рассказ. Продолжение. Начало см. «Смену» №№ 1,2 и 3

Шестая лихая

Из воспоминаний политрука комсомольской роты