Вокруг серебристого шара

А Штернфельд| опубликовано в номере №668, март 1955
  • В закладки
  • Вставить в блог

Окончание. Начало см. «Смену» № 5

Связь прервана. Немного страшновато это чувство полной оторванности от родной планеты. Но мы знаем, что наши соотечественники не забывают нас, и это воодушевляет каждого.

Мы на высоте двухсот километров над поверхностью Луны. Наш корабль проходит через апогей. Чтобы «Лункор - 2» не повернул обратно на Землю, как подброшенный камень, уменьшаем его скорость до 1 590 метров в секунду. Для этого заставляем двигатель работать в обратном направлении: сопло ракеты поворачивается, и газы выбрасываются в направлении движения корабля. Так в чрезвычайных случаях машинист паровоза дает контрпар. Двое из нас сидят у дублированных штурвалов; работает также автопилот.

Маневр закончен. Двигатели выключены. «Лункор - 2» превратился в спутника Луны, хотя астрономия не знает случая, чтобы спутник планеты имел своего собственного спутника.

Луна залита ярким солнечным светом. По мере приближения к лунной Антарктике черные, как сажа, тени гор становятся все длиннее и длиннее.

По типу рельефа это полушарие Луны мало чем отличается от того, которое мы постоянно наблюдаем с Земли. В экваториальном поясе расположены главным образом «моря», а в полярных зонах преобладают горы.

Вдали, слева от нашего корабля, заблистал гребень вала одного из лунных цирков. Мы стремительно приближаемся к нему. На юго - западе высится остроконечный двухвершинный утес. За цирком следуют скалистые обвалы и глубокие пропасти.

Все новые и новые вершины озаряются ярчайшим солнечным светом. На первый взгляд различаешь лишь резкий контраст света и тени. Это очень утомляет глаза. Отдельные области здесь отличаются друг от друга не только рельефом, но и окраской: красноватые и зеленоватые оттенки низменностей, белоснежные шапки горных хребтов. Местами мелькают то желтые, то коричневатые пятна.

Контуры более отдаленных кратеров, горных хребтов и морей видишь так же четко, как и ближних: здесь атмосфера не затемняет их вида. Более четкими, чем с Земли, кажутся и далекие звезды и туманности. Напрасно, однако, вы стали бы искать отсюда взором ближайшее небесное тело - родную Землю. Существо, прожившее свой век на этой стороне Луны, никогда не узнало бы даже о ее существовании.

«Лункор - 2» мчится вперед, и вот уже из - за лунного диска стремительно поднимается Земля, утопающая в солнечных лучах. Ее диаметр кажется раза в четыре больше диаметра Солнца.

Пересекаем терминатор, временную границу света и тени, двигаясь в направлении более темного сейчас полушария. Наш корабль долго еще освещается солнечными лучами.

Нам хорошо видна и не озаренная непосредственно Солнцем часть лунного шара: она освещена красноватым земным светом, лишенным мягкого сине - фиолетового оттенка солнечных лучей. Это так называемый «пепельный свет». Он в десятки раз ярче лунного, который озаряет Землю. При этом освещении мы свободно рассматриваем мельчайшие детали карты.

Пролетаем над гребнистыми буграми лунных Карпат. Уже виднеются очертания цирка Коперника с его сложными, извилистыми валами и «светлыми лучами», образованными из мелкого зыбкого пепла, которые создают подобие венца вокруг этой огромной котловины. Шириною во многие километры, они тянутся через холмы, донья лунных морей и широкие расщелины, постепенно суживаясь и исчезая вовсе.

Прошло 2 часа 7 минут 38 секунд, и мы, пролетев по кругу 12 177 километров, опять возвращаемся к исходной точке. Таким образом, мы состарились на одни местные сутки. 1 час 22 минуты 32 секунды у нас длился день, а ночь продолжалась немногим больше 45 минут.

Нам не терпится подлететь ближе к Луне. Опять включаем двигатель и заставляем его работать в направлении, обратном движению корабля, - таким образом уменьшаем скорость на 41,5 метра в секунду.

Складки на лбу штурмана подозрительно углубляются.

- Ну как? - спрашивает его селенограф.

- Ничего, пока все хорошо, - спокойно отвечает штурман.

- Что значит «пока»?

- Очень просто: через пятьдесят минут мы «пощупаем» поверхность Луны, врезавшись в нее на глубину в несколько метров. Я вижу, вам это не нравится?

- Врезаться в лунную почву?! А почему вы так спокойно об этом говорите?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Певец научных дерзаний

К 50-летию со дня смерти Жюля Верна