Война в темноте

Ю Шер| опубликовано в номере №295, июль 1937
  • В закладки
  • Вставить в блог

Лишь в ноябре удалось установить, что деньги Мата Хари получает из Гааги от Ландри, которого французская контрразведка знала как организатора немецких шпионов заграницей Мата Хари пыталась скрыться, но неудачно. Тогда она обратилась к одному из руководителей французской разведки, капитану Лоду, с предложением своих услуг. Ее услуги приняли, и Мата Хари направилась с заданием в Германию. Ей рекомендовали ехать через Мадрид, что совсем не устраивало шпионку и очень устраивало Лода. Шифр мадридского агентурного центра немецкой разведки был известен французам. В день явки Мата Хари к руководителю центра фон Крену радиостанция капитана Лода перехватила разговор между Мадридом и Берлином, содержавший изобличающие Мата Хари факты. По возвращении в Париж шпионка была арестована.

На судебном следствии она показала, что передала в Берлин ряд важнейших документов о состоянии английских и французских войсковых соединений на западном фронте, а также планы знаменитого наступления союзников весной 1917 года. Все материалы Мата Хари получила от своих любовников. Один из членов военного трибунала указал, что деятельность шпионки обошлась французскому народу в 50 тысяч жизней. Вероятно, столь же дорого стоила Мата Хари и русскому и английскому народам, поскольку мы знаем, что связи ее с русскими и английскими офицерами в 1916 году были весьма многочисленны.

Основной принцип германской разведки - «Пусть правая рука не знает, что делает левая». Два германских агента, работая бок о бок, могут не знать, что служат одному хозяину. Германский шпион работает в одиночку. Если он провалится, то выпадает звено, но вся цепь сохраняется. Система Штибера тем и опасна, что она предполагает проникновение агентуры во все поры общественной жизни страны, против которой Германия готовит войну.

Берлинская разведка стремится завербовать агентов среди местного населения. Методы вербовщика разносторонни. Он следит за нужным ему человеком, он старается выяснить слабые стороны своей жертвы. Нуждающемуся в деньгах вербовщик предложит взаймы, любителю легкой жизни подставит женщину. Широко распространены методы шантажа в отношении тех лиц, частная жизнь или служебные отношения которых запутаны или сомнительны.

Перед мировой войной в ходу были газетные объявления такого содержания:

«15 тысяч рублей побочного дохода без капитала могут заработать офицеры и все те, кто вращается в высших кругах общества, в качестве представителей одной заграничной художественной фирмы».

«800 девушек и вдов с приданым до 400 тысяч марок желают выйти замуж. Женихи могут быть и без средств. Шлезингер, Берлин, 18».

Широко практиковался и такой метод. В газете появлялось объявление, предлагающее баснословную сумму за широко распространенный военный учебник. Через некоторое время лицам, продавшим учебник, присылалось предложение сбыть другие книги, также не имеющие особой ценности. Затем к продавцам являлся вербовщик с угрозой выдать их властям за связь с шпионами и продажу им книг, в которых были якобы зашифрованы шпионские донесения. Шпион предлагал «похоронить дело», если ему, вербовщику, жертва передаст «ничтожные общественные сведения».

Несколько следующих случаев хорошо иллюстрируют методы вербовки. В разгар мировой войны количество агентов, оперировавших во Франции, сильно поредело. Агентурные центры в Базеле, Барселоне, Лоррахе и Женеве прилагали все свои усилия, чтобы забросить в Париж и в прифронтовые города новые группы шпионов. Особенно усердствовал барселонский центр, руководимый германским военным атташе в Мадриде фон Креном. Вербовщики установили надзор за всеми отъезжающими в Париж и покупали их, не считаясь с ценой.

Финна Густава Михельсона удалось «приобщить» к делу очень скоро. Инженер, окончивший высшее учебное заведение в Лейпциге, Михельсон служил некоторое время в русской армии, откуда был выгнан за открытую пропаганду пангерманизма. Долгие годы Михельсон слонялся по странам Южной Америки, где занимался грязными делами. Естественно, что, когда в 1916 году он появился в Барселоне, вербовщику германской разведки не пришлось потратить много времени на уговоры. Через две недели Михельсон был уже на самолетостроительном заводе Анрио, в Париже, в качестве монтера-сборщика. А еще через месяц в Барселону поползли открытки с самым невинным текстом.

Две открытки прошли благополучно. Третья показалась почтовой цензуре подозрительной. И, действительно, за невинным текстом скрывалась схема... крыльев легкого бомбардировщика.

К промышленному шпионажу вскоре присоединились сведения о передвижениях войск и о численности союзнической авиации на различных участках. Арестованный Михельсон очень быстро сознался. Смертный приговор военного трибунала не заставил себя долго ждать.

Женевский центр практиковал иную систему. Он вербовал агентов в стране противника, засылая в Англию и Францию своих вербовщиков. Таким-то вербовщиком и был швейцарский химик Вальде, наезжавший во Францию не менее шести раз в год. Он торговал фармацевтическими товарами, а заодно вербовал шпионов и собирал данные у подчиненных ему агентов. В конце августа 1916 года Вальде появился в Париже, нашел нужных ему людей, предложил им стать шпионами и уехал. Вернувшись в октябре, он собрал последние агентурные донесения, зашифровал их, затем, заделав листок бумаги в ручку от бритвенной кисточки, отправил обычной почтовой посылкой вместе с другими предметами хозяйственного обихода в Швейцарию. Одновременно он приступил к практическому обучению новичков.

Это был, очевидно, исключительно опытный вербовщик и шпион. Несмотря на слежку за ним французской контрразведке не удалось добыть каких-либо уличающих его вещественных доказательств. Лишь в последнюю минуту, когда предварительное следствие было уже закончено, благодаря бдительности почтового служащего удалось обнаружить посылку с бритвенной кисточкой. Вальде вертелся как уж. На каждом допросе он отказывался от своих предыдущих показаний. За недостатком прямых улик его приговорили к пожизненным каторжным работам. Это был единственный случай, когда германскому шпиону не вынесли смертного приговора. В последние два года войны военные трибуналы удовлетворялись уже одними косвенными уликами, ибо шпионаж становился все более опасным, а шпионы непрестанно совершенствовали свою маскировку.

В Англии основное внимание германской разведки было направлено на флот и его базы. Здесь весьма показателен процесс Эрнста (1914 г.). Эрнст потратил 16 лет жизни для своей маскировки. Скромный парикмахер принял английское подданство, приобрел репутацию тихого и уважаемого человека. В течение 13 лет за Эрнстом не было замечено ничего предосудительного. Лишь в 1911 году началась его переписка с начальником английской секции германской разведки Штейнгауэром. Эрнст рассылал письма шпионам-резидентам, нащупывал людей, которых можно было бы завербовать, сообщал о провалах отдельных звеньев, наконец, собирал сведения и сам через свою умело подобранную клиентуру и знакомых. Вокруг Эрнста группировались и военный журналист Шульц, предлагавший английским морским офицерам писать статьи об английском флоте в германские газеты, и доктор Гревс, прибывший для «усовершенствования в медицине», но отдававший все свое время путешествиям по побережью вблизи фортов и кутежам с «нужными людьми».

Двадцатью двумя годами позже в Англии был арестован доктор Митц, также прибывший для «усовершенствования в медицине» и проживавший в городе, где единственным научным учреждением являлся главный испытательный центр британской военной авиации. Когда у Митца сделали обыск, то нашли, что он большой любитель природы, особенно если эта природа находится в непосредственной близости от ангаров, где хранятся секретные самолеты. В технике маскировки Митц недалеко ушел от Гревса.

Провалы отдельных шпионов не мешали, однако, германской разведке получать важнейшие сведения.

Германская разведка строила свою работу на огромном количестве собираемых сведений. От мелких шпионов - «плотвы» - требовалось присылать все, что агент лично видел и слышал. «Акулы» работали иначе.

Капитан морской службы Ринтелен, один из наиболее крупных и удачливых разведчиков и диверсантов, в течение многих лет работал в английских и американских банках, финансирующих военную промышленность. Там он выяснял производственную мощность отдельных предприятий, производственную программу и т. д.

Непосредственно перед войной Ринтелен возвращается в Берлин. Первый успех его группы - кража кода американского военного атташе. В августе 1914 года американское общественное мнение было настроено не в пользу Германии. Ринтелен использует украденный код для посылки от имени американского военного атташе в Берлине длинных радиограмм в адрес военного командования США и крупнейших газет. Обман долго остается не раскрытым, американская пресса невольно служит германской разведке, и лишь вызов военного атташе в Вашингтон положил конец подлогу Ринтелена.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте о жизни и творчестве Владимира Семеновича Высоцкого,  о судьбе великой русской актрисы Веры Комиссаржевской, о певице, чье имя знакомо каждому россиянину, Людмиле Зыкиной, о Марии Александровне Гартунг, старшей дочери Пушкина, о дочери «отца народов» Светлане Аллилуевой, интервью нашего корреспондента с замечательным певцом Олегом Погудиным, новый детектив Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этой рубрике

История ЭВМ

19 июня 1623 родился Блез Паскаль

"Чугунная" императрица

14 октября 1759 года родилась императрица Мария Федоровна, вторая жена Павла I

"Мир — лишь луч от лика друга"

15 апреля 1886 года родился Николай Гумилев