Ванга

Красимира Стоянова| опубликовано в номере №1498, октябрь 1989
  • В закладки
  • Вставить в блог

Стою перед огромным океаном. Его необъятные волны, самых разных оттенков, плещутся мне в ноги. Все вокруг меня необозримо, необъяснимо и величественно. Я могла бы стоять так, созерцая и стараясь проникнуть в тайны природы, без конца. Но я всего лишь пылинка в песке. И задача моя — описать феномен Ванги, подобный по необъятности и загадочности своей волнам океана, мне не по силам. Я неумелый пловец. Но должна нырнуть в глубину вод и вынести оттуда просто невероятные «чудеса», очистить их от налета мистики и суеверия. Описать для других людей... Справлюсь ли? Не знаю. Сама Ванга ничуть не укрепляет моей решимости в этом начинании:

«Такая книга пока не может быть написана. Как ты опишешь невидимое, как охватишь всемирное, как объяснишь нелогичное, поверишь в нематериальное?» — сказала она мне еще в 1979 году.

Я этого действительно не знаю.

Однако попытаюсь осуществить свою мечту. Меня толкают к труднодостижимой цели любовь и восхищение, которые вызывают у меня человек и феномен Ванга, ее отношение к людям, стремление раздать всем покой и веру, вдохнуть смелость и надежду. Да нужно ли мне взваливать на себя столь тяжкое бремя? Нужно. Ясновидцы, пророки и прорицатели имелись во все лета человеческой истории, но они оставили след лишь в мифах и легендах. А Ванга — наш современник. И творит «чудеса» на наших глазах. Она проникает с ошеломляющей точностью в прошлое — далекое и близкое, в настоящее и будущее, затрагивает самые потаенные уголки наших душ. врачует наши душевные и телесные боли, достигает незнаемых миров и дает нам оттуда информацию о самых невероятных вещах, делает предсказания отдельным людям, целым городам, народам, государствам; всей планете, общается со всей природой. Для нее не существует определения «неживая природа» — все, что окружает нас, представляет для нее единое целое, живущее и развивающееся пока еще по непонятным нам законам, и правилам.

Простят ли нам когда-нибудь потомки, если мы обойдем молчанием факт, что в конце XX века среди нас жил человек, который в продолжении многих лет доказывал нам свои феноменальные способности, а мы снова завещаем им одни мифы и легенды об этом необыкновенном явлении, лишь потому, что сейчас не понимаем его и не можем дать ему объяснения?

С разными трудностями я столкнулась при написании этой книги. Это прежде всего слова. У Ванги есть столько странных и невероятных предсказаний или состояний, что их невозможно передать словами, которыми мы располагаем. Нужны были бы другие термины и другие наименования. Поэтому я оставила в Вангиных объяснениях ее понятия, чтобы они звучали так, как она их произнесла.

На втором месте — сами случаи. Некоторые из них выглядят столь фантастическими, до такой степени не умещаются в рамках здравого смысла, что я не осмелилась вставить их сюда. Предоставляю разгадывать их ученым и специалистам.

Третье — память. Это не делает нам чести, но мы сравнительно поздно стали вести записи о феноменальных способностях Ванги, и сейчас, когда решили собрать все виденное и слышанное нами, ее родственниками, оказалось, что мы не запомнили всего, сказанного ею, или можем припомнить только части ее предсказаний и слов, из-за чего текст лишается ряда интересных случаев, а они, наверное, помогли бы сделать образ Ванги яснее и полнокровнее.

Еще 20 лет назад доктор Георги Лозанов, тогдашний директор Института сугестологии, авторитет в области парапсихологии, понял необходимость описания необыкновенной деятельности Ванги и поэтому «открыл» и показал ее миру, поставил исследования о ней на научную основу. Вместе с группой научных работников, которые исследовали «ясновидицу», он провел анкетирование тысяч посетителей, тщательно описал 7 тысяч случаев, записал сотни Вангиных сеансов на магнитофон, сделал даже научный фильм. Он тогда заявил иностранным журналистам, что «узнавания» выходят у Ванги за границы случайных совпадений и с определенным допуском «узнаваемость» составляет 80%, что очень много.

Мне было 16 лет, когда однажды, у нас дома в Петриче Ванга заговорила со мной. Только это был не ее голос, не была даже и она сама, а какой-то «другой» человек говорил ее устами. Слова, которые я услышала, не имели ничего общего с разговором, который мы вели перед этим, все равно, как если бы в него вмешалось какое-то другое лицо. Я услышала: «Вот, мы тебя видим...» После чего мне было в подробностях перечислено все, чем я занималась в этот день с утра. Я окаменела от страха. Мы были дома одни. Спустя немного Ванга вздохнула и сказала: «Ох, оставили меня силы» — и вернулась к прежней теме. Я спросила ее, почему это ни с того ни с сего она описывает мне, что я делала до обеда, а она сказала, что ничего не описывала. Я рассказала ей то, что слышала, и она сказал: «О, это «силы», маленькие «силы», которые всегда находятся около меня. Но есть и большие, их начальники. Когда они решают заговорить моими губами, мне становится плохо и я потом как прибитая весь день. Впрочем. можешь их увидеть сама, они хотят тебе показаться».

Я была так потрясена, что буквально закричала, что не хочу. Потом успокоилась немного, да и любопытство меня охватило, и спросила, что я увижу. «Увидишь светящиеся точки в воздухе, точь-в-точь такие, как светлячки».

Было около 12 часов дня.

Все эти годы я пыталась дать собственное объяснение феномену. В разные периоды, выбирая время, когда Ванга была в хорошем расположении духа, я задавала ей вопросы, на которые она в большинстве случаев отвечала. К счастью, я сохранила свои записи. Собранные вместе, они составили своеобразную анкету, дающую наиболее общее представление о Вангиных способностях. На мой вопрос, видит ли она конкретные лица — образ, внешний вид, картину, обстановку, — она ответила: да.

— В какой период времени: в прошлом, в настоящем, в будущем? — Она ответила обо всех трех периодах — да, мне все равно.

— Имеет ли человек собственный «код», по которому может быть узнана ниточка его жизни? — Она не ответила.

— Как возникает будущее данного человека на ее сеансах: обозначаются только важные события или его жизнь проходит перед ней, как на киноленте? — Видит его жизнь, как на киноленте.

— Читает ли она мысли? — Да.

— На каком расстоянии? — Мне все равно.

— Читает ли мысли иностранцев, и в каком виде предстает информация? — Да. Обыкновенно слышит голос, и языкового барьера нет.

— Может ли информация, которую она слышит по радио, вызвать у нее зрительный образ? — Нет. Я редко слушаю радио.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены