«В островах охотник...»

Дм Зуев| опубликовано в номере №628, июль 1953
  • В закладки
  • Вставить в блог

Спозаранку, до солнца раздвигается горизонт раннего утра над пленительно манящими далями зелёного покоя травянистых пойм. По низине волокнистыми слоями расползается белый пар. Блестит спокойная гладь тихой воды под навесами серебристолистых ив и вётел. Рядышком с плакучим деревом узнаёт себя в зеркале залива крадущийся охотник.

Надо быть начеку. Руки крепко сжимают ружьё. Слух, внимание, зрение насторожены.

... Лёгкий всплеск и шорох. Застывает на месте человек с ружьём. Закачались колосья манников, метёлки тростников, вот вытягивается длинная шея с утиным носом, и кряква взмывает поверх барьера зелёных трав.

Ружьё в плече, мушка на цели. Птица выравнивает полёт, удаляется. Пора! Выстрел, и распластанная утка повисла в воздухе, ошпаренная свинцом.

Летняя охота на молодых уток необыкновенно увлекательна, проста, доступна. Можно и без собак ходить по берегу, но лучше по воде вброд, где глубоко - на лодках, с подъезда.

На первых порах охоты собаки подчас только мешают подходу. Но стреляного подранка без них не возьмёшь: нырнёт - не отыщешь и в мелкой луже.

Летом простая дворняжка по воде работает помощником не хуже, а иногда лучше самых чистокровных, породистых чемпионов - собак. Не берите на уток сеттера - кончится его охотничья карьера. Сеттер портится на утиной охоте, а пойнтер совсем не годится. Кровные и полукровные гончие привыкают, но и они не подают битых уток так, как дворняжки.

Но запомните твёрдо, что истинное охотничье наслаждение на утиной охоте доставляет одна, единственная в своём собачьем роде порода. Это коккер - спаниель, маленькая, умная, ласковая собачка со свисающими до земли ушами. Спаниель весёлый, общительный, сноровистый, чуткий. Он любит воду, плавает и ныряет, как рыба, и утке некуда от него деться. Но скоро устанет, свернётся калачиком на кочке, тогда бери и неси его.

Широко раздолье травянистых пойм. Самые утиные места, по - охотничьи - «крепи». Простор, покой, тихая гладь блестящей воды, солнце, летняя роскошь зелени камышей.

Увлекательно бродить с ружьём по тенистым потёмкам чащобы, слоняться по колыхающимся коридорам водяных трав. Воздух насыщен влагой испарений и к вечеру ещё сильнее пропитан ароматом аира.

Доносится издалека сытое кряканье жирующих уток. А где они, не видать. Стеной стоят тростники. Словно расчёсанные лошадиные хвосты, провисли откинутые в одну сторону метёлки. Машистое мелькание их утомительно для глаз. А птичка - камышёвка как на качелях сидит, тростинка под ней и не сгибается.

В тихую погоду добычливой охоты на уток с подъезда не жди. По зарослям камыша и тростника только в ветреный день, под шумок подберёшься скрадом ближе, на верный выстрел. Курс держать против ветра. Стреляй, не зевай! На взлёте тяжело поднимается кряква, а выровняв полёт, быстро уходит от выстрела.

По камышам, тростникам, хвощам и осоке нелегко пробираться на лодке. Водоросли, подводные кочки, отмели сильно мешают движению челна. Пробираешься, как говорят утятники, «пропихом».

Впереди щетинятся зелёные ножи с колючими шипами. Это непролазный телорез. Самое крупное, свободно плавающее водяное растение, похожее на тропическое алоэ!

Въезжаешь на лодке в чащу телореза, и в низкой этой траве лодка, как во льдах: ни взад, ни вперёд. Объезжаешь кругом это непреодолимое препятствие и снова штурмуешь травянистые протоки.

Лопат крыл... Тяжёлая кряква вырывается из камышей. В этот момент с новичками бывают смешные оказии. Взлёт птицы волнует охотничье сердце, по молодости часто забывают правило стрельбы. Не подашься грудью вперёд, в запальчивости потеряешь равновесие и грохнешься с ружьём за борт, в воду.

... Вечер ясен, розовая вода тиха. Смеркается. Плывёт сонный гуд комаров. Комар - звонарь вечеров.

Тихо и сумрачно на заре в зелёных стенах трав.

Устал колоброд - охотник, но широка улыбка на довольном лице счастливца, трофеи висят напоказ. Уток много, но ноша не тянет. «Плеч не режет ремешок...» Лиричен ночной привал у теплинки охотничьего костра. Уютен бивуак утятника под открытым небом, пять шагов светлыни в тёмных стенах мрака - вот и весь видимый мир. Кругом дремлет глухомань лесного угла.

Гудит и золотым кружевом вспыхивает сушняк. На козлах - котелок. Лучи костра тупо упираются в хвойные потёмки соседней ёлки, овеваемой струями густого дыма.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Славный путь

К 50-летию II съезда партии