В городе юности

Глеб Голубев| опубликовано в номере №620, март 1953
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мы стояли с одним старым инженером на берегу Днепра. Был вечер. Позади нас сверкал огнями молодой город строителей - Новая Каховка. Лёд тихо похрустывал у наших ног, подпираемый прибывавшей водой. С реки дул холодный, пронизывающий ветер, но в его порывах уже чувствовалась свежесть весны. - Завидую молодым! - неожиданно сказал мой спутник. - Завидую всем, кто начинает свою жизнь на такой стройке...

Днём я видел этого инженера на участке. Запаздывали машины с песком, неожиданно испортился кран. Инженер сердитым, резким голосом отдавал распоряжения. Сейчас его хрипловатый голос звучал мягко и задумчиво.

- В таком большом трудовом коллективе, спаянном великой целью, люди растут удивительно быстро. Тут с каждым часом раскрываются новые таланты, закаляются и расцветают, - продолжал он, глядя куда - то вдаль, за реку, в синеву вечера.

Он хорошо сказал. Очень точно. Его слова я ещё раз вспомнил, когда позже встретился с маляром Раей Кыровой.

Рая Кырова приехала в Каховку в октябре 1950 года - через месяц после опубликования постановления правительства о строительстве Каховской ГЭС, Южно - Украинского и Северо - Крымского каналов. Приехала она из Удмуртии, из маленькой деревушки, затерявшейся в лесах. Рая только что окончила седьмой класс и решила поехать в Каховку, потому что туда отправился на стройку её дядя - опытный шофёр, у которого она жила последнее время. Одна Рая не решилась бы тогда на такое далёкое путешествие, хотя и мечтала о нём. Была она тихой, застенчивой девочкой и нигде ещё не бывала, кроме узловой железнодорожной станции Яр.

Рая ничего не знала о Каховке, кроме песни:

Каховка, Каховка! Родная винтовка!

Горячая пуля, лети...

На пароходе пели эту песню всю дорогу, и она летела над Днепром, над опустевшими полями, над садами, уже тронутыми дыханием осени. Рая любила петь, но здесь, среди мало знакомых людей, петь громко стеснялась. И подпевала, отойдя в сторонку, глядя на плывущие мимо берега.

Вдали, на высоком берегу, забелели домики небольшого города. И кто - то сказал:

- Каховка...

Великая стройка начиналась буднично и просто. Тут строили жилые дома, монтёры тянули к ним провода от столбов. Автобазы ещё не было, и дядя Василий пока стал простым рабочим на строительстве.

Стала работать и Рая. Она носила песок и камни, пилила доски, приятно пахнущие родным далёким лесом, помогала штукатурам знаменитой бригады днепростроевки Маруси Пархоменко. Ходила она тогда в старом школьном платье с передником, и все звали её школьницей...

Никогда не забудет Рая свою первую получку. Она получила двести шестьдесят рублей - первую заработную плату в своей жизни. Потом она получала по полторы тысячи рублей и больше, но никогда так не радовалась, как в тот день. Она стала взрослой, она работает на строительстве Каховской ГЭС! Положив свою заработную плату на стол перед дядей, Рая задорно сказала:

- Вот вам и школьница!

... Она мечтала, что станет таким же прославленным бригадиром штукатуров, как Маруся Пархоменко. Но прораб, к которому она обратилась, подумал, окинул критическим взглядом её маленькую фигурку и решительно сказал:

- Слушай, школьница, штукатура из тебя не выйдет. Силёнок не хватит. Иди лучше учиться на маляра, ладно?

Через полтора месяца Рая Кырова стала маляром. Как раз в это время произошло другое важное событие в её жизни: она вступила в комсомол. Рая была первой, кого приняли в комсомол на стройке, - тут было чем гордиться!

Весной ей присвоили четвёртый разряд, и как раз в это время бригада маляров была направлена на хутор Ключевой, где должна строиться гидростанция и уже закладывался город Новая Каховка.

Город этот пока состоял из четырёх деревянных домиков. Их предстояло окрасить. Бригада была большая, её решили разбить на три звена. И звеньевой одного из них девушки выбрали Раю Кырову.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Верховный главнокомандующий

Из романа Михаила Бубеннова «Белая берёза»

Клемент Готвальд

От Центрального Комитета Коммунистической Партии Советского Союза, Совета Министров Союза ССР и Президиума Верховного Совета СССР