Учимся играть

Алексей Кузнецов| опубликовано в номере №1452, ноябрь 1987
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Нам обязательно нужно возродить личный театр», — считает лауреат премии Ленинского комсомола Вячеслав Полунин. Обком комсомола поддержал и помог реализовать его идею

Мы приехали в Ленинград и, обнаружив на перроне Московского вокзала веселую толпу, поняли, что нас встречают «Лицедеи». Чудно одетые люди с миниатюрным патефоном, из которого доносилась дикая музыка, весело зазывали прохожих, указывая на афишу, которую они выставили на всеобщее обозрение: «Лицедеи — лицеи. Школа уличного театра».

В Ленинград съехалось около двухсот человек со всех концов страны. Организовал фестиваль Вячеслав Полунин, и его «Лицедеи» были «гвоздем программы. Почему «школа»? Видимо, потому, что традиции того самого, уличного, скоморошьего театра у нас давным-давно забыты и, наверное, сейчас самое время попробовать как-то определить границы этого хорошо забытого старого». Вот и собрались в Ленинграде для начала просто попробовать. Москва, между прочим, пыталась провести что-то подобное, например, на первоапрельском празднике на Арбате в 1986 году.

Что такое уличный театр? Здесь актер живет бродячей жизнью, колесит с места на место, а представления разыгрываются прямо в гуще толпы. Зритель — любой прохожий.

Место действия — улица. Метод работы — импровизация. Уметь работать в таком театре может не каждый. Для того, чтобы актер мог естественно вписаться в эти условия, ему необходима эмоциональная встряска, перемена условий жизни. Такой встряской и стало для всех нас путешествие по Финскому заливу на остров Тотлебен. В шумном палаточном лагере и начался наш фестиваль. Уже в лагере то тут, то там стихийно возникали показы, импровизации. И к моменту выезда на первый спектакль-концерт все уже были готовы к работе в новых условиях.

Очевидно, нет смысла описывать подряд все концерты и все номера участников «школы». Хотя были среди них и безусловные лидеры, например. группа «Птицы с юга» из ташкентского молодежного театра «Ильхом» или Б.Харченко из Харькова и Д. Богатырев из Одессы. Важно то, что на фестивале вдруг проявились очень интересные тенденции нашего не только художественного, но даже и социального развития. Прежде всего сразу стало ясно, что традиционная концертная форма работы здесь «не проходит». Какая, в самом деле, разница, работают клоуны в зале или на улице, если и там и там есть эстрада (сцена) и сидящие вокруг нее зрители? Пусть даже к сцене все идут карнавальным шествием через парк, собирая при этом толпы народу, а сцена находится на ступенях красивейшего дворца в Ломоносове или в Летнем саду! Но стоит актерам и клоунам рассыпаться по парку и начать разыгрывать свои сценки, интермедии, импровизации прямо на аллеях, среди толпы — картина сразу меняется. Первыми это начали делать «Лицедеи», нарушив несколько академичное течение концерта в Ломоносове. Вслед за ними — «Птицы с юга», студии «Проспект» из Челябинска. «Скица» из Горького и другие. Но мало было просто выйти «в народ» и начать «представлять». Поначалу казалось — нет ничего проще. И действительно, зрители охотно собирались, образовывали круг, где и работали актеры. Но ведь уличный театр и вообще любой карнавал немыслим без участия зрителей. И тут оказалось, что люди ужасно смущаются, стесняются, что заставить их стряхнуть с себя какое-то оцепенение крайне сложно. Поверить в атмосферу всеобщего праздника — дело, как оказалось. нелегкое. А ведь это, по существу, и было задачей «школы» — научиться самим и научить других праздновать, радоваться, играть, наконец!

Но лиха беда начало. Следующие три дня лагерь стоял в Ленинграде, в ЦПКиО на Елагином острове. Городские власти отдали для фестиваля самые что ни на есть важные точки города: Аничков мост и сад Адмиралтейства. Летний сад и ступени Михайловского замка. Тут-то и началось самое главное, то, ради чего была устроена эта «школа». Рассыпавшись по Невскому возле Аничкова моста, все актеры и клоуны смогли заразить зрителей весельем, ощущением радости и удивительной внутренней раскрепощенности. Собственно, театрализация жизни — как правило, показатель состояния здоровья общества. В этом смысле фестиваль-школа стал точнейшим диагнозом. Тут царили законы импровизации. Тут было дозволено любое дурачество, каждое выступление проходило на ура». Аничков мост и Летний сад словно обрели вторую жизнь, на день сбросив с себя традиционную чопорную светскость и став от этого милее и обаятельнее. Иными словами, получился настоящий карнавал (хотя опять же горожане больше смотрели, чем сами участвовали!). который завершился в час ночи очередным веселым представлением «Лицедеев» с купанием в фонтане Адмиралтейства.

В общем, дело начато хорошее. Уверен, что фестиваль должен стать традиционным. Значит, надо учиться. Раздавая автографы, руководитель «Лицедеев» Полунин написал на одной из многочисленных афиш: «Будем пахать и засеивать звезды». Что ж, это в самую точку!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Липы

Повесть

Пробуксовка

Молодёжь и перестройка