Цех XXI века

Сергей Сергеев| опубликовано в номере №1394, июнь 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

Навстречу XXVII съезду КПСС

Многие годы завод выпускал крупными сериями универсальные станки с ручным управлением. Неплохие станки, но в прошлом году мы окончательно сняли их с производства. Дело в том, что в наше время «крутить рукоятки» — уже анахронизм (не говорю, естественно, о небольших, вспомогательных или опытных производствах, школьных мастерских — там и обычные станки неплохо служат). Универсальный станок стал тормозом в повышении производительности труда, улучшении качества продукции. И, что очень важно, неуклонно снижался престиж профессии станочника — молодых перестал привлекать ручной, малоэффективный и, прямо скажем, довольно грязный труд. Прибавьте к этому и другую проблему: где найти станочника на каждый станок при дефиците рабочей силы?

Вот почему с прошлого года мы полностью перешли на выпуск станков с числовым программным управлением, совершив тем самым коренной перелом в структуре выпускаемой продукции. Но главная особенность завода в том, что эти станки выпускаются серийно, на конвейере. Такого еще не было нигде. За год мы должны выпустить 6300 станков с ЧПУ. Другими словами, каждые 40 минут с конвейера сходит налаженный и испытанный станок. По сравнению с универсальным он даст производительность труда в полтора-два раза высшую. Этими станками будут насыщаться все отрасли промышленности.

Такова количественная сторона дела. Но новая техника приносит и совершенно новые проблемы, которые мы раньше не ощущали столь остро.

Современный станок с ЧПУ — это сложнейшее устройство, насыщенное микропроцессорной электроникой, имеющее до восьми различных электродвигателей. Новая техника требует идеальной, безукоризненной технологической дисциплины. О чем речь? Допустим, в обычный станок можно залить не то масло для смазки — ничего, в общем, страшного. Или поставить заготовку большего размера — ну, будет больше стружки, только и всего. Электроника не прощает ни одного мелкого нарушения. Она просто отказывается работать, происходят сбой ритма или даже остановка производства. Хочу подчеркнуть еще один фактор: качество продукции нельзя отделять от качества эксплуатации оборудования. То есть с нарушениями технологической дисциплины не выпустишь хорошего станка.

Именно поэтому в научно-техническом прогрессе мы видим прежде всего не научную и не техническую, а человеческую сторону проблемы. «Красный пролетарий» — завод сильный. Мы сами разрабатываем новые станки, сами внедряем их в производство — этот процесс отлажен достаточно хорошо. А вот процесс психологической перестройки, на мой взгляд, сложнее. Работать на сегодняшней технике со вчерашними привычками — это, образно говоря, то же, что забивать гвозди микроскопом... С заменой обычного станка на станок с ЧПУ личная ответственность любого рабочего повышается на целый порядок. Как сделать, чтобы рабочий не только знал это, но и прочувствовал до глубины души?

Да, учеба. Да, повышение квалификации. Но не только в традиционном понимании этих слов. Расти в рамках своей узкой специальности сегодня совершенно недостаточно, а надо ведь думать и о завтрашнем дне. По обычной схеме вокруг станка с ЧПУ «толпится» масса народу. Инженер-программист, наладчик, электрик, электронщик... А где же сам рабочий-станочник? На его долю остается самая неинтересная, нетворческая часть работы: следить за исправностью оборудования, а в случае неполадок ставить в известность других специалистов. Я в известной мере упрощаю ситуацию, но при такой системе ответственность за качество работы как бы «размывается» — это факт.

Мы начали готовить рабочих — специалистов нового типа. Станочник сам может запустить, испытать и наладить станок, то есть он обладает знаниями и умениями электрика, электронщика, механика. Ближайшая задача — выпустить такой станок, который не требует программиста, чтобы сам рабочий с помощью электронно-вычислительной машины мог оперативно изменять программу выпуска деталей. Словом, безукоризненное соблюдение технологии основано прежде всего на знании и понимании качественно новой техники, которая не «понимает» и не хочет «понимать» наших мелких человеческих слабостей...

Внедрение станков с ЧПУ позволяет начать процесс роботизации. Выпуск промышленных роботов — самая интересная часть нашей программы, так как осуществляется на базе ГАПа — гибкого автоматизированного производства, для которого мы построили новый цех, точнее сказать, даже не цех, а целый самостоятельный завод. Такая крупная система создана впервые в стране. Это сложнейший комплекс, оснащенный оборудованием с числовым программным управлением, роботами, обрабатывающими центрами, оснащенный своим транспортом, автоматизированными складами. Работает цех как единое целое. Представьте: по команде оператора электрокар (без водителя!) подъезжает к складу, принимает от штабелера-автомата нужные детали, доставляет к станку, включаются в работу роботы и станки-автоматы...

На чем «проигрывает» обычное производство? На вспомогательных службах. Работу надо распределить, чертежами станочников обеспечить, стружку увезти, заготовки выдать, детали принять — для всего нужны люди. Вот где резервы производительности! ГАП, избавляющий от непроизводительных затрат, как раз и включает эти резервы в действие. Правда, помогая человеку, автоматика заставляет его решать и новые проблемы.

В гибком автоматизированном производстве заложены принципиально новые для нас методы организации, планирования и стимулирования труда. Несколько месяцев работы этой системы показали, что существующие, привычные методы не подходят, так как функции всех работников — от станочников до руководителей производства — значительно меняются. Достаточно сказать, что ГАПу не надо ни планировщиков, ни распредов, а рабочий должен уметь все — от уборки станка до разработки управляющих программ, наладки и регулировки электронного оборудования.

ГАП работает по так называемой безлюдной технологии. Подчеркиваю: по «так называемой», поскольку обходиться без людей техника может разве что в фантастических романах. Действительно, в идеале это выглядит примерно так: утром специалисты пришли в цех, наладили оборудование, снабдили инструментом, загрузили работой, запустили — и ушли до следующего утра, а цех остался работать в автоматическом режиме. Но все равно кто-то должен прийти, наладить, запустить и т. д.

И здесь мы снова возвращаемся к вопросу о технологической дисциплине, роль которой возрастает еще в большей степени. Автоматизированное производство должно работать как часы, — на иное оно просто не рассчитано. Значит, влияние человеческого фактора снова увеличивается. Разлад может внести уже не только мелкая погрешность, но и неумелое рвение в работе. Допустим, рабочий, чтобы ускорить процесс, снял деталь с транспортной тележки, сам поднес к станку. «Ускорение» обернулось тем, что деталь «выпала» из системы учета. Она сделана, но ее нет, не существует! И в работе сложнейшего комплекса начинаются неувязки.

Трудно отойти от инерции привычек: дать деталей побольше. Не надо больше, а ровно столько, сколько надо, но высокого качества и вовремя. На первый взгляд такая организация уменьшает творческое начало в работе станочника: следи за техпроцессом, и вся недолга. Наоборот, именно роботы, не «привязывающие» человека к станку, дают возможности для творчества, решения технических, организационных задач.

На ГАП мы набирали в основном молодежь, не отягощенную грузом старых привычек. Молодых коммунистов, комсомольцев, хорошо зарекомендовавших себя в старых заводских цехах. И не ошиблись в выборе: освоение автоматизированного производства прошло без особых сложностей. Разумеется, проблема подготовки специалистов нового типа остается. Мы не можем взять и поставить на автоматизированное производство даже опытного станочника, не говоря уже о выпускнике профтехучилища. Всех приходится доучивать или переучивать на специально организованных курсах. В связи с этим нам представляется чрезвычайно актуальной и важной задача ближайшего времени: молодежь должна знакомиться с электроникой, микропроцессорной техникой, компьютерами уже в школе и ПТУ, чтобы, придя на производство, начинать не с нуля, не терять времени на приобретение элементарных навыков. Думается, это было бы вполне в духе школьной реформы. Тот уровень, когда в школьных мастерских учат, как и двадцать лет назад, нарезанию резьбы, вытачиванию втулок, явно отстает от требований научно-технического прогресса.

...Каким будет организация труда на гибком автоматизированном производстве? Предстоит решить еще ряд вопросов, но одно безусловно — только бригадная организация, с оплатой по конечному результату. Иная нам никак не подходит.

В этом году надо выпустить 2100 роботов. Но трудность в том, что не каждый завод-заказчик имеет такую техническую базу и таких специалистов, чтобы состыковать в одну линию роботы и станки с числовым программным управлением: это весьма сложно. Такую работу мы берем на себя, и поставлять будем не роботы и станки отдельно, а РТК — робототехнические комплексы. Но и это еще не все. В не столь уж далеком будущем «Красный пролетарий» начнет поставлять даже не станки, не комплексы, а целые ГАПы — цеха-автоматы. Для этого мы ведем новое строительство, реконструируем старые цеха, где тоже будет внедряться новая технология.

Решение научно-технических проблем неразрывно связано с решением проблем социальных. Завод строится и реконструируется не для машин — для людей. Обстановка любого рабочего помещения создает у человека определенное настроение; вопрос в том — какое? Не буду брать крайний случай, когда в цехе темно, грязно, сквозняки гуляют. К сожалению, и новые цеха проектируются по стандарту: унылая, серая снаружи и внутри железобетонная коробка. Конечно, цех не театр. Но в безликой, примитивной обстановке любой человек испытывает определенный душевный дискомфорт, рабочий тонус его понижается. Дизайн, эргономика — тоже немаловажные факторы научно-технического прогресса.

Чистые, просторные, хорошо оформленные цеха с высокой культурой производства — это лишь необходимый минимум. В новом цехе будет спортзал, бассейн, дом быта, комнаты психологической разгрузки, библиотека — цель в том, чтобы завод принял на себя часть житейских забот рабочих, дал возможность для отдыха, для простого общения людей. Крупная реконструкция начинается и на старом производстве. Словом, мы должны превратить завод в то место, куда человек идет с радостью. Или по крайней мере с удовольствием. Не иначе!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о нашем гениальном ученом Михаиле Васильевиче Ломоносове, об одном   любопытном эпизоде из далеких времен, когда русский фрегат «Паллада»  под командованием Ивана Семеновича Унковского оказался у берегов Австралии, о  музе, соратнице, любящей жене поэта Андрея Вознесенского, отметившей в этом году столетний юбилей, остросюжетный роман Андрея Дышева «Троянская лошадка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Черниговская диковина

Снова в Мену, как на дорогой сердцу праздник

Невелик городок

Меленки - «жизнь на виду»