Тридцать четыре часа и еще шестьдесят минут

Анатолий Тарасов| опубликовано в номере №932, март 1966
  • В закладки
  • Вставить в блог

— Не бойся, не бойся, я рядом...

Что творилось на трибунах, я просто не могу описать...

Вот Ионов сыграл тактически незрело. Когда звено сменяется, я предлагаю ему подумать, как должен он был поступить в этой ситуации:

— Не торопись... Отдышись, подумай. Иначе не пойдешь на лед...

Анатолий отвечает приблизительно правильно. Помогаю ему до конца разобраться в причине ошибки.

Хмурится Мишаков, что-то объясняя Моисееву. Я в общем-то понимаю настроение ребят. Женя и Юра беспокоятся, что на какое-то время расстанутся с товарищами. Ведь уже известно, что другие звенья нападающих будут включены в первую сборную страны и отправятся в Швецию и Канаду. А Жене и Юре еще предстоит бороться за это право.

И вообще не люблю я такие матчи. Через несколько дней предстоит увлекательное турне, и потому по-человечески понятны переживания и некоторая осторожность ребят в сегодняшней игре.

В истории команды был случай, когда Владимир Врунов, находившийся в прекрасной спортивной форме, за два дня до отъезда получил травму. Мы играли тогда с чехословацкими хоккеистами (помню, было это на «Динамо», хоккейная площадка заливалась в то время на футбольном поле). Володя тяжело переживал свою неудачу и потом надолго заболел.

И еще один подобный матч вспоминается мне. Хоккеисты играли в тот день настолько осторожно, что проиграли заведомо более слабому сопернику.

Говорю проезжающему мимо Викулову:

— Кататься, весело кататься нужно. Нельзя стоять на месте...

Наверное, я поторопился с замечанием. Именно эта тройка снова четко разыгрывает ту комбинацию, о которой мы говорили перед игрой, и Витя Полупанов со «своего» места посылает шайбу в ворота Пашкова. 5:2.

Сегодня уже седьмая подряд игра, в которой Полупанов забрасывает шайбу. Завидное постоянство и завидная результативность.

Молодежь во второй раз успешно завершила намеченную на «установке» атаку. А почему ни разу не получилась такая комбинация у наших ведущих мастеров? Может быть, они менее внимательно слушали? Может, решили, что и так умеют брать ворота?

Но что это? Виктор, забросив шайбу, не торопится к центру поля. Партнеры по звену подъехали к нему, обняли, постучали клюшками по щиткам, а он как будто ждет каких-то особых похвал товарищей. Мне даже кажется, что Витя чем-то недоволен, что он, видимо, рассчитывал на более пристальное внимание к его успеху.

Это уже нехорошо. Неужели наш скромный Витя начал зазнаваться? Надо поговорить с ним после матча. (К сожалению, с Виктором по этому поводу пришлось позже говорить еще раз. По поручению коллектива два наших комсорга — комсорг сборной СССР Анатолий Фирсов и комсорг команды Игорь Ромишевский — довольно серьезно беседовали с Полупановым, и эта беседа не прошла как будто бесследно.)

Я пишу об этом не для того, чтобы еще раз пожурить Полупанова. Виктор — парень неплохой. Но за молодыми хоккеистами необходимо следить особенно строго. В целях, так сказать, профилактики. Кстати, бывает гораздо труднее, когда зазнайство появляется у ведущих мастеров.

...Игра начинается с центра, молодые ребята идут в очередную атаку, и здесь происходит неприятный случай. После броска Полупанова шайба попадает в лицо защитнику «Крылышек» Рыжова. Рыжов падает, закрывает лицо. Ему помогают встать, подвозят к нашей команде (сюда ближе), и Алексей Васильев оказывает Рыжову помощь. Хорошо, что бросок был несильным. Полупанов подъезжает к Рыжову, извиняется.

В перерыве предлагаю выступить капитанам звеньев: Кузькину, Зайцеву, Фирсову (он заменяет сегодня в этой роли Рагулина).

Кузькин считает, что надо перейти на прессинг, бороться за шайбу по всей площадке. Четче действовать в своей зоне.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены