Трещина

  • В закладки
  • Вставить в блог

Естественно, что не реагировать на такое обращение к редакции мы не могли и поэтому немедленно выехали в Дагестан.

В Буйнакске, кроме перечисленных в письме, увидели мы и другие безрадостные детали ребячьего быта. Питаются дети в полуподвале, куда проникают грунтовые и дождевые воды. Узкие коридоры заставлены партами. В этой тесноте дети и занимаются, готовят уроки. Девочки-третьеклассницы спят в комнате, где по стенам развешаны знаки уличного движения, а на дверях красуется табличка «Автомобилист» – наследство станции юных техников, которая раньше размещалась в этом здании.

Побывали мы и в осиротевшем детском доме. Отсюда, с Беловецкой горки, виден почти весь Буйнакск, небольшой старинный город. Вдали над горами проплывала темно-синяя туча, готовая разразиться грозовым дождем. Сильные ливни тут не редкость. Но если бы только ливни! А то нет-нет, да и услышишь сообщение о подземных толчках, эпицентр которых находится неподалеку от Буйнакска. Даты землетрясений здесь помнят, как день своего рождения.

И сразу приходится задуматься: а выдержит ли, случись беда, вот это серое кирпичное в два этажа здание, раскинувшееся по косогору?

Поднимаемся на перекошенное бетонное крыльцо. В полутемном коридоре эхом раздаются наши шаги и голоса. Дом пуст. В комнате на первом этаже от потолка до пола молниевидным изломом зияет трещина, в которую свободно проходит ладонь. Подобные картины и на стенах второго этажа.

Больно глядеть на оставленные в пустом здании предметы, вещи, которые были свидетелями лучших времен, когда под этими сводами звенели песни, смех, а каждый уголок прихорашивался старательными руками ребят. Теперь же в актовом зале одиноко пылится пианино. Рисунки в коридорах, в столовой воспринимаются как иронические усмешки потрескавшихся стен.

Как же случилось, что дети вынуждены были в срочном порядке покинуть дом на Беловецкой горке?

В Министерстве просвещения Дагестана есть довольно пухлая папка бумаг, связанных с этой историей. Сухие строчки документов достаточно четко проясняют дело.

Начнем с того, что строители не вручили администрации детского дома техническую документацию по строительству и эксплуатации здания. Волынить с передачей документации у них были свои причины: просто так легче спрятать недоделки, которые, впрочем, скоро из скрытых стали явными. Уже зимой 1976 года – поселились ребята в доме летом того же года – обнаружили: один из канализационных люков замурован так, что вода не стекает в общегородскую систему. Позже заметили другой изъян: одна из сторон водопроводного тройника, установленного в пищеблоке, не закрыта, как положено, наглухо. Вода просачивалась в подвал.

Но все это, как говорится, цветочки. Топосъемка, которую провели специалисты, дает основание предполагать, что здание посажено на несколько сантиметров выше, чем предусмотрено проектом. Часть фундамента, таким образом, оказалась в насыпном слое. То есть дом в буквальном смысле построен на песке. Вода, проникая под фундамент, вымывала грунт – это и привело к осадке.

Без согласования с проектировщиками строители внесли «новшество»: обожженный глиняный кирпич заменили на силикатный. Вдобавок при кладке стен был использован некачественный раствор, который даже при легком смятии пальцами превращается в пыль. В условиях постоянной сейсмической опасности такая «рационализация» граничит с преступлением.

Так и рассудили в министерстве просвещения. Свои претензии строителям оно передало через прокуратуру, рассчитывая произвести реконструкцию детдома за счет бракоделов. Однако прокурор города Буйнакска прислал в Махачкалу ответ, в котором вина со строителей (генподрядчиком выступало СМУ-3 Буйнакска) фактически снимается. «Причиной осадки здания, – пишет прокурор, – является систематическое замачивание основания фундаментов водой из внешних и внутренних сантехнических сетей и атмосферной водой».

– С этим ответом я не согласен, – горячо говорит министр просвещения Дагестана X. Г. Магидов.

Его мнение опирается не только на заключения специалистов. Министр, понимая, что речь идет о здании, в котором предстоит жить детям, лично лазил по подвалам детского дома, ощупывая плиты, трубы и другие коммуникации здания, и от его наметанного глаза не укрылась халтура, которую почему-то не заметил прокурор.

Как ни странно, но детдом был принят комиссией с оценкой «хорошо». Только для кого «хорошо»? Подписи представителя органов просвещения на акте нет.

Акт приемочной комиссии утвержден бывшим председателем Буйнакского горисполкома М. Рашидовым 29 декабря 1975 года. Уже само по себе это число вызывает определенные ассоциации. Конец года, горит план. В такое время иной раз притупляется бдительность самых строгих контролеров. А Рашидов своей властью не только покрыл бракоделов, но и потом, когда стало известно об осадке здания, не спешил с мерами по его укреплению.

Ускорить восстановительные работы просили и детдомовцы и минпрос республики. В ответ – упорное молчание.

В прошлом году, сразу после октябрьских праздников, в Буйнакск выезжала инспектор министерства Н. Т. Офицерова. Вместе с директором детдома, заведующим гороно и председателем попечительского совета, заместителем предгорисполкома Г. А. Абдуевой она была на приеме у Рашидова. Он (цитируем докладную записку Офицеровой) «в категорической форме отказался заниматься детским домом, ссылаясь на бессилие исполкома решать вопросы восстановления здания. Свое нежелание и отказ решать эти вопросы, – пишет далее Нинель Тимофеевна, – объяснял тем, что это «республиканское учреждение» (хотя детдом находится на местном бюджете, а здание – на балансе горисполкома), с обидой на руководство минпроса за то, что без его согласия воспитанники размещены в здании станции юных техников».

Нельзя без возмущения читать о действиях Рашидова. Одно утешает: человек, для которого детский дом всего лишь «учреждение», больше не работает в городском Совете.

В той же докладной инспектор министерства обращала внимание уже своего руководства на отсутствие элементарных условий для жизни детей в здании станции юных техников. Оставлять на зиму детей в этом помещении, справедливо замечала Офицерова, опасно: скученность, невозможность соблюдения санитарно-эпидемиологических требований осложняют режим жизни детей и вызывают тревогу за их жизнь и здоровье.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Право на щедрость

О студенческом стройотряде безвозмездного труда

Затянувшееся детство?

О некоторых вопросах гражданского и духовного становления молодых