Трактористы

Я Тавров| опубликовано в номере №649, июнь 1954
  • В закладки
  • Вставить в блог

В июне 1954 года исполняется 25 лет со дня постановления Совета Труда и Обороны об организации машинно-тракторных станций. Сейчас в нашей стране насчитывается более 9 тысяч МТС. За прошедшие годы МТС стали решающей силой в развитии колхозного производства, важнейшими опорными пунктами социалистического государства в руководстве колхозами.

Особенно возросла роль МТС после исторических решений Коммунистической партии и Советского правительства о дальнейшем развитии сельского хозяйства. Работники машинно-тракторных станций, вооруженные новой техникой, являются передовым отрядом тружеников полей. Они стоят на решающем участке борьбы за осуществление программы резкого подъема всех отраслей сельского хозяйства.

В этом очерке рассказывается о молодых механизаторах Веселовской МТС Таганрогского района. Ростовской области.

I

Когда Иван Мартынович Руденко садится на полевом стане за шаткий некрашеный стол, устало кладет на него большие натруженные руки и сосредоточенно смотрит в сторону, трактористы говорят. «Чапай думает» - и спешат оставить бригадира одного. Неизвестно, кто и по какому поводу назвал так самого смирного и неторопливого человека во всей Веселовской МТС, однако прозвище привилось.

«А он и вправду похож на Чапая», - подумал Алексей Белохвостов и поднялся со скамьи.

- Погоди, Алеша, - остановил его бригадир. - Хочу продолжить наш старый-старый разговор.

- О чем? - спросил Алексей, но тут же догадался, вспомнил.

... Это было перед уходом в армию. Алексей тогда зашел в конторку попрощаться с бригадиром. Руденко стоял у раскрытого окошка, в которое хорошо было видно морс. У самого берега, над крутым обрывом, лепились друг к другу постройки МТС. Налево и направо от них почти непрерывной цепью тянулись колхозные поселки - Новая Бесергеновка, Соколовка и другие деревни, где Алексей знал каждую улочку, каждый двор, каждый сад. К садам кое-где вплотную подходили зеленые линии полезащитных лесных полос. Алеша тогда только что закончил опашку одной из тех полос, на которых он еще школьником сажал косточки диких абрикосов. Экие славные вымахали из этих косточек деревца! И со всем этим предстояло проститься.

- Что ж, ждать тебя? - спросил тогда бригадир. - Вернешься, как отслужишь?

- Не знаю, - ответил Алексей, и ему стало больно от того огорчения, какое он прочел в опечаленных глазах Ивана Мартыновича.

Почему он сказал «не знаю»?.. Может быть, ему не нравилась профессия? Нет, работа нравилась. Вначале он водил колесный трактор, затем окончил курсы дизелистов и перешел на тяжелый «ДТ-54». Конечно, он не знал еще до тонкости эту сильную и сложную машину, но и не пасовал перед нею. И все же, хотя Алеша сказал «не знаю», в душе он склонялся к тому, что ни в МТС, ни в колхоз ему возврата нет. Не здесь его настоящее место. Понятие о «настоящем месте» у Алеши было весьма расплывчатое. Ясно было ему лишь то, что он, Алексей Белохвостов, должен работать там, где в очень сложной обстановке испытываются все силы человека. А здесь тишь и благодать. Несколько месяцев напряженной работы в МТС, а после - отсидка в колхозе, случайные поручения...

Так и не ответив твердо на вопрос бригадира, Белохвостов ушел в армию. В письмах, которые получали однополчане Алексея из разных деревень, нередко шла речь о горьких неурядицах в некоторых колхозах. Выслушивая рассказы сослуживцев о незадачливых председателях, приводивших в упадок артельное хозяйство, о нерадивых механизаторах, забывавших, что в земледелии «день кормит год», Алексей Белохвостов начинал гордиться своей родной МТС, где и порядок был и колхозы крепли. И все же не думал возвращаться туда. После окончания военной службы он хотел поехать в Баку. Его влекло то на морские нефтепромыслы, то на крекинг-завод. Нефть! Здесь, думалось ему, уж не будешь чувствовать себя на второстепенном направлении. Алексей писал о своих планах Шуре, жене. Правда, она не очень восторженно относилась к ним. Ах, эта Шура! Нет у нее никакой охоты к перемене мест, не манит ее неизвестность.

Возможно, Алексей так и поехал бы в Баку, если бы в ту памятную осень, в сентябре, партия не сказала свое слово о колхозных делах. Партия наметила новый грандиозный план подъема сельского хозяйства, который должен привести и приведет в действие неисчислимые резервы социалистического земледелия, в короткий срок отодвинет в прошлое пестроту колхозной жизни, поднимет отсталые сельскохозяйственные артели. Особо важная роль в постановлении Центрального Комитета партии отводилась МТС - главной силе в борьбе за высокие урожаи. Отныне трактористы, комбайнеры - вчерашние колхозники, прежде отчислявшиеся в МТС на сезонные работы, - становились кадровыми рабочими. Тракторная бригада превращалась в постоянную и действенную производственную единицу, на ее плечи ложился весь комплекс механизаторских работ в деревне.

От всего этого захватывало дух. И Алексей, решивший было работать на нефтяных промыслах, изменил свои планы. Надо возвращаться в село, в родную МТС. Там и есть настоящее место в жизни!

И вот сейчас Руденко снова спрашивает тракториста:

- Не жалеешь, что вернулся, а?

- Что вы! - отвечает Алексей. - Об этом и разговора не может быть.

II

Как ни богата событиями, как ни примечательна победным шествием нового история колхозного строя, но нынешняя весна займет в ней особое место.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Ошибка Марии Гревцовой

Отрывок из романа «Закипела сталь»