Страница читателя

опубликовано в номере №305, май 1938
  • В закладки
  • Вставить в блог

В № 3 журнала «Смена» было напечатано «Письмо другу», написанное комсомолкой - стахановкой одного из харьковских заводов. В этом письме говорится о нечутком отношении комсомольской организации к нуждам и запросам отдельных групп молодежи, в частности комсомолок - матерей. Ниже публикуются отклики на «Письмо другу».

Начиная с этого номера в «Смене» будут систематически печататься письма читателей, затрагивающие интересные, жгучие вопросы труда и быта молодежи и воспитательной работы ленинского комсомола.

О равнодушии

Н. Флоринская, заместитель секретаря комитета комсомола завода «Серп и молот», Москва

С большим интересом прочла я «Письмо другу», написанное харьковской комсомолкой Клавой. Откровенно говоря, письмо это меня сильно взволновало, потому что оно отражает судьбы многих девушек - комсомолок.

Несколько месяцев назад я похоронила свою 7 - месячную дочурку. Не уберегла ребенка и лишилась того, о чем так долго мечтала.

Живу я за городом, в Салтыковке. Ехать туда надо «электричкой» полчаса да еще от станции пешком идти 15 минут. Дома оставлять ребенка не с кем было: муж учится, целый день в Москве, приезжает только ночевать. Возила Леночку каждый день с собой в ясли, ну и застудила...

До рождения дочери я была членом заводского комитета комсомола. Работала активно и у себя в прокатном цехе. Но вот появился ребенок, а с ним - тысячи забот, волнений, хлопот. Дочка отнимала массу времени, нуждалась в моем внимании, уходе, ее надо было кормить, беречь, поднимать на ноги.

Ясли, конечно, помогали. Но ясли ведь не на весь день. И когда кончался рабочий день, я спешила скорее за дочкой и на поезд. Однажды попробовала пойти с Леночкой на заседание комитета. Просидела она несколько минут спокойно, но вдруг заплакала. Пробовала успокоить - не удается. Ребенок кричит все громче. Пришлось уйти. Больше я уже не пыталась таскать ее с собой и перестала совсем бывать в комитете.

Да что - в комитете! Я и на собраниях в цехе не могла оставаться. И не я одна. У нас на заводе несколько десятков комсомолок - матерей, и большинство из них отошло от комсомольской работы, не посещает ни кружков, ни школ, ни курсов.

В прокатном цехе работает Надя Федотова, как и я, - старая комсомолка. Тоже была стахановкой. Работала электриком - машинистом постоянной бригады. А когда у нее родился ребенок, то Надя потеряла возможность работать в своей бригаде и в вечерней и в ночной сменах. Она может выходить на работу только с утра. Ее ведь никто не захочет все время заменять по ночам, вот она и вынуждена была уйти из бригады и теперь работает главным образом по ремонту электрооборудования. Надя Федотова - теперь не стахановка.

Автор письма - Клава - пишет об организации политучебы на - дому для комсомолок, имеющих детей. Это - очень хорошее, дельное предложение. Правда, у нас на заводе, например, и так не хватает пропагандистов для комсомольских школ, но мне кажется, что об этом стоит подумать, стоит проявить интерес, тогда, несомненно, найдутся и пропагандисты и вое возможности.

А вот именно этого желания, заинтересованности у многих заводских комитетов комсомола как раз и не хватает. Я сама член комитета, работаю сейчас заместителем секретаря и хорошо чувствую полнейшее равнодушие активистов к быту молодежи, к нуждам отдельных групп, в частности комсомолок - матерей. Ведь все же знали, как мне тяжело было с дочерью, все видели, что я нуждаюсь в товарищеской поддержке, но никогда ни от кого я не услышала ни одного участливого слова, не получила никакой помощи.

Я отлично сознаю, что вместе со всем комитетом я тоже несу полную ответственность за наше нечуткое отношение к быту молодежи (а ее у нас на «Серпе и молоте» несколько тысяч человек!). Я должна была ставить, и не один раз, вопрос о созыве девушек - стахановок, комсомолок - матерей и других групп молодежи. Ни я, ни другие активисты этого не делали. Мы продолжаем отмахиваться от острых, волнующих молодежь вопросов быта, роста, проходим мимо насущных проблем семьи, учебы, воспитания детей.

К нам в первую очередь относится указание ЦК ВЛКСМ, сделанное в ответе на письмо комсорга пермского завода имени Серго Орджоникидзе тов. Комарова о том, что «если комсомольский организатор не будет заботиться о повседневных нуждах комсомольцев и молодежи, он не будет знать ее жизни и настроений, он не будет знать, над чем ему работать. Быт неотделим от политики. Молодой человек воспитывается не только на производстве, но и в быту...»

Что мешает Ольге расти?

Н. Бойко, комсомолка-плановик механосборочного цеха завода «Большевик», Киев

В «Письме другу», напечатанном в мартовском номере журнала «Смена», говорится о трудностях роста двух комсомолок - стахановок: Клавы - автора письма - и ее подруги Ольги. Я сама комсомолка - мать и прекрасно понимаю затруднения Клавы. Но вот жалобы Ольги кажутся мне малоубедительными.

Кто и что мешают ей учиться, ходить в театр, слушать концерты, читать книги? Почему ей стыдно спрашивать у парня (тем более будущего мужа!) о том, что она не знает, в чем плохо разбирается? Неужели честнее молчать, прикидываясь культурным человеком?

Ольга собирается расписаться с Васей. Ее быт скоро будет неотделим от его быта. А в этом положении достоинства и недостатки их обоих обнаружатся очень быстро. И может получиться очень печальная история: парень узнает ее ближе, узнает настоящий уровень ее развития и, возможно, разочаруется в ней. Так, к сожалению, бывает. Сначала все друг в друге кажется очень хорошим, болтают о том, о сем, о всяких пустяках, поженятся - и лишь тогда по - настоящему знакомятся, узнают подлинные качества человека. И ломаются жизни, коверкается молодость, появляются озлобленность, неудовлетворенность собой, окружающими.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе несчастного царевича Алексея Петровича, о жизни и творчестве  писателя и инженера-кораблестроителя Евгения Замятина, о трагедии Петра Лещенко – певца, чья слава в свое время гремела по всему миру, о великом Франсуа Аруэ, именовавшем себя Вольтером, кем восхищались и чьей дружбы искали самые могущественные государи, новый детектив Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены