Стивен Ван Дайн. «Маска смерти»

Стивен Ван Дайн| опубликовано в номере №1743, январь 2010
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Тогда казино в безопасности, - улыбнулся Бладгуд и, откланявшись, прошествовал в соседний зал.

Сквозь щель в портьерах мы видели, как он сел за рулетку центрального игрового стола.

- Не пора ли и нам переместиться поближе к игре, - заметил Вэнс.

Но в этот момент дверь кабинета открылась, и на пороге возник Кинкайд. Увидев Вэнса, он дежурно улыбнулся и произнес:

- Добрый вечер, сэр. Вы у нас редкий гость.

- Вы правы, - согласился Вэнс. - Одна из причин моего сегодняшнего прихода – встреча с вами.

- Итак, вы меня увидели, – холодно улыбнулся Кинкайд.

- Да, - согласился Вэнс, - но я предпочел бы видеть вас в стенах вашего кабинета.

Кинкайд удивленно взглянул на Вэнса и пригласил нас к себе.

- Если не возражаете, мы присядем, - сказал Вэнс, опускаясь в одно из кресел возле двери.

- Что ж, прошу вас.

- Я хотел видеть вас вот по какому поводу, - начал Вэнс. – Сегодня утром я получил очень странное письмо и подумал, что следует его вам показать, поскольку оно касается вас и членов вашей семьи. – Он покопался в кармане и протянул Кинкайду два свернутых вчетверо машинописных листа.

Кинкайд с безразличным видом взял их и, развернув, начал читать. Читал он молча, и по мере чтения лицо его наливалось краской.

- Что вы на это скажете? – спросил Вэнс.

- Скажу, что это записки сумасшедшего, - отрезал Кинкайд.

- Нет, мистер Кинкайд. Не на ту цифру ставите. Еще одна попытка.

- Какого черта? – вспылил Кинкайд. - Это письмо не имеет ко мне никакого отношения… Ну ладно, согласен. Тот, кто его написал, знает наши семейные проблемы.

– Как, по-вашему, кто может желать зла молодому Левлинну?

- Не знаю, но считаю, что он действительно недостоин жить на свете.

- Однако на людях вы вполне терпимы к своему племяннику.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Плач на огненном коне

Эта картина - одно из самых известных полотен Третьяковской галереи. А ведь в России ее не видели почти сорок лет – с 1914 по 1950 год!

Паоло Джордано

Физик по образованию, писатель по призванию