Сложный сплав

Н Васильев| опубликовано в номере №744, май 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

Начальник цеха Яков Самуилович Лейзеров внимательно просмотрел списки, внес кое - какие поправки и в заключение сказал:

- Бригады мы организуем обязательно, давно пора. Но с одним условием. Вы тут предлагаете некоторых первых подручных поставить сталеварами. Не возражаю. Подумайте, кого еще можно выдвинуть. Старички наши на отдых уходят, им нужна смена. Но вот мое условие: обязательно учиться - и сталеварам и подручным. Пусть поступают в вечерний техникум, в школу, в институт, куда угодно...

Примерно через неделю у печей вывесили небольшие таблички: «Здесь работает комсомольско - молодежная бригада...» В красном уголке появилась декадная сводка о работе молодых сталеваров. Но нужно было контролировать и вмешиваться в дела бригад не каждый десятый день, а ежесменно, гораздо оперативнее... Так возникли в цехе контрольные комсомольские посты. И надо сказать, посты не ограничились контролем бригад. Они расширили зону обстрела, без особых церемоний били и по смежным участкам, если те мешали нормальной работе сталеваров.

Большие трудности, первые успехи

Дул озорной, еще холодный ветер. Он нес последнее дыхание уходящей зимы и первые весенние запахи. Шагая ветру навстречу, Лев Косарев нахлобучивал шапку на самые брови. «Вот мы и взялись за большие дела, - думал он. - Расшевелили ребят, сколотили актив, взялись за настоящие дела. Конечно, плясать от восторга рано, но, честное слово, огонек в цехе разгорается...»

Тогда, два года назад, никто из ребят даже не думал о славе. И сталевар Николай Морозов вряд ли мог представить себе, что в январе пятьдесят восьмого его рассказ о четвертой печи будут слушать на расширенном заседании Московского совнархоза... В ту весну и бюро и всех комсомольцев литейки волновали только первые шаги новых бригад.

А на пути у них были неудачи и огорчения. В журнале контрольных постов появлялись короткие тревожные сигналы: то слили холодный металл, то сорвали футеровку, то допустили простой печи. Как - то раз Косарев зашел в диспетчерскую и радостно сообщил, что несколько минут назад Игнат Масальский выпустил скоростную плавку. Старший мастер цеха Солодихин встретил это сообщение молчанием.

- Обрадовал!... - оказал он наконец. - Вы бы лучше о качестве побольше беспокоились.

Косарев насторожился:

- Что - нибудь случилось?

- Два дня назад ушла на маркировку плавка быстрореза. - Солодихин назвал номер плавки и пояснил: - Твои варили... Только что звонили из лаборатории: всю плавку забраковали по химанализу!

- Не может быть!

Один из мастеров, сидевший в диспетчерской, жестко усмехнулся:

- Ты проверь, комсорг: может, плавка - то скоростная была? Тогда простительно.

Комсорг покосился на мастера, но промолчал. Солодихин подвинул к краю стола листок бумаги, на котором были записаны результаты лабораторного исследования.

- Читай. Ванадия в металле не хватает, зато на марганец не поскупились. Не научились еще твои ребята различать ферросплавы, забросили в печь не то, что надо... Позор! Как они еще свою печь с соседней не путают...

С той весны особенно ядовитыми стали и сатирические листки и ежедневная цеховая стенгазета «Плавка», а на бюро и комсомольских собраниях беспощадно и без извинения начали бить кого следовало за малейшие нарушения технологии, за халатность, брак.

Это были трудности, неизбежные там, где закипает жизнь. И бригады с каждой декадой работали все лучше и лучше. Сказывалось и стремление сталеваров оправдать доверие товарищей, и пристальное внимание всех комсомольцев к молодежным бригадам, и учеба - учеба не только в школе рабочей молодежи, в техникуме, но и здесь, в цехе, на рабочих площадках.

Были недели, когда Косареву, Бурову и остальным членам бюро казалось: все налажено. Хорошо работали, хорошо учились, хорошо отдыхали. Но неожиданно после смены становилось известно, что сталевар обманул мастера, взяв неверную пробу металла, а подручный обругал своего товарища - сменщика, который потребовал навести порядок на рабочем месте... И надо сказать, чем чаще варили скоростные плавки, полнее наливали ковши, больше экономили энергии, тем досаднее было узнавать, что комсомольцы снова где - то недоглядели, о чем - то забыли.

Но еще досаднее было узнавать, что некоторые сталевары, добившись успехов, начинали зазнаваться. Один хороший сталевар, пользовавшийся заслуженным уважением, так и заявил на оперативке начальнику смены:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Солнце взошло над тундрой

Открытое письмо канадскому журналисту Джону Стюарту