Слово волонтера

опубликовано в номере №906, февраль 1965
  • В закладки
  • Вставить в блог

В № 15 «Смены» за 1964 год рассказывалось о старшем прорабе одного из участков Всесоюзной ударной комсомольской стройки в Невинномысске Анатолии Никитине. А вскоре после того, как вышел в свет этот номер журнала, в жизни молодого инженера-строителя произошло большое событие. Он стал членом добровольческого отряда советских студентов и специалистов, которые по просьбе ЦК Молодежного фронта национального освобождения Алжира отправлялись в Большую Кабилию, чтобы помочь алжирцам восстановить разрушенную французскими колонизаторами страну. Полгода провели наши ребята в интернациональном лагере Уадиа и недавно возвратились на Родину.

Корреспондент «Смены» попросил Анатолия. Никитина рассказать, как жили и работали в Алжире советские добровольцы.

- Впечатления, конечно, самые яркие. Вначале даже я, человек далекий от литературы, пытался вести дневник, но потом дела настолько взяли в оборот, что записывать было просто некогда.

Скажу откровенно: когда принимал решение ехать в Алжир, то колебался. Я знаю промышленное строительство, все годы после института только им и занимаюсь, а в Алжире нам предстояло сооружать дома, культурно-бытовые объекты. Характер стройки совсем иной. Но сегодня понимаю, что мой опыт пригодился в Уадиа. И вот почему, Конечно, главное для нас было строить. Но мы не хотели ограничиваться лишь рытьем котлованов для фундаментов, заготовкой стройматериалов, кладкой стен и бетонными работами. Мы решили еще и помочь алжирской молодежи овладеть строительными навыками, причастить их, больших энтузиастов стройки, к организованному коллективному труду. Здесь, конечно, опыт Невинномысска был не только не лишним, а просто необходимым.

Наш отряд, как известно, состоял из 100 студентов и 12 специалистов. Были ребята из Москвы, Ленинграда, Минска, Киева. Каждый - участник строительства поселков на целине, владеет строительной специальностью. Мне выпало стать главным инженером. Сначала только нашего, советского отряда, а потом и всего интернационального лагеря. Ведь в Уадиа вслед за нами приезжали болгары, югославы, чехи, французы, немцы...

Одна из трудностей - незнание языков. Представляете главного инженера, который изъясняется на пальцах? Я ведь не туристом был, которого всегда связывает с внешним миром переводчик, да наш Саша Ровное просто не мог везде поспеть.

Другая серьезная трудность - климат. Жара. 43 градуса в тени, да где ее взять, тень, если день-деньской на солнцепеке? Работали мы в долине. Место это лучше для строительства деревни, чем то, которое отводилось по французскому проекту - на крутом склоне. При этом варианте и затраты возрастали, да и планировка была запутанной. С нами согласились, и строительство было перенесено в долину.

Приходилось жалеть и о том, что не было там у нас «прожектора». Как вспоминался наш невинномысский штаб «комсомольского прожектора»,

который и проектную документацию и стройматериалы выбьет! Я даже писал об этом ребятам в письме... Было время, когда простаивали из-за отсутствия цемента. Волновались мы, конечно, ставили вопрос перед администрацией. И некоторые удивлялись: что, мол, волнуетесь, ваше дело десятое, пусть у других голова болит за простой... Нужно сказать, что члены советского добровольческого отряда работали порою по 9-10 часов, случалось - без воскресений.

Кстати, раз уж зашла речь об отношении к делу, хочу рассказать об одном случае, который тронул меня до глубины души. Да и не одного меня...

В минском отряде был студент политехнического института Миша Григорьев. Работал на «ГАЗ-51». Миша - прекрасный ремонтник, налаживал механизмы, что называется, в два счета. Мы привезли с собой бетономешалки, но они были небольшими, а размах работ требовал увеличить подачу бетона на площадки. В 130 километрах от Уадиа была нужная нам большая бетономешалка. Возникла проблема с ее доставкой. Именно проблема: центр тяжести бетономешалки находится высоко, для ее перевозки нужен специальный автокар. А где его взять? Кроме того, дорога. Узкая, извилистая, между скал. Малейшая неосторожность - и катастрофа.

Миша Григорьев взялся доставить бетономешалку на своем «ГАЗе». Семь часов с опасностью для жизни вез он необходимый стройке груз. Семь часов самоотверженности, мастерства, концентрации всех духовных и физических сил.

И доставил! Весь лагерь поздравлял его. А алжирцы подарили Мише набор пластинок «Песни о волонтерском труде» с надписью: «Нашему брату...»

- В 1965 году в Алжире состоится Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Можно ли считать, что интернациональный лагерь в Уадиа стал одним из этапов подготовки к фестивалю!

- По-моему, это бесспорно. Ведь лозунг фестиваля в Алжире - «За солидарность, мир и дружбу!». И этот лозунг нашел самое конкретное выражение в нашем лагере.

- Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.

- Скажу сразу: алжирцы встретили нас очень хорошо. Сердечно принимали, рассказывали о своей революции, с благодарностью отзывались о Советском Союзе.

По мере развертывания строительства возникали всяческие организационные проблемы. Когда к нам присоединились алжирцы, то получилось, что они в основном были заняты на земляных работах. Ребята ведь специальностей не имели. Я регулярно, по опыту Невинномысска, проводил бригадирский час, на котором решались все проблемы рабочего дня. И однажды наши добровольцы поставили вопрос так: пусть каждый алжирец работает в паре с советским строителем. Земля - значит земля, кладка - кладка, бетон - бетон. Цель была простая: покончить с разделением на подсобных и основных рабочих. Не скажу, что эта идея была сразу правильно понята и воспринята.

Но договорились: попробуем и посмотрим, что получится.

Вышло хорошо. И наши и алжирские ребята загорелись. Процент выполнения норм пошел вверх И настроение - тоже.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены