Слово гордое - товарищ

М Водопьянов| опубликовано в номере №666, февраль 1955
  • В закладки
  • Вставить в блог

Владимир Ильич Ленин сразу же после установления Советской власти писал: «Мы будем работать, чтобы внедрить в привычку, в повседневный обиход масс правило: «все за одного и один за всех». В наше время это правило определяет отношения, широко вошедшие в жизнь миллионов людей.

Один за всех и все за одного - в бою, в труде, в учебе, всегда и везде, в большом и малом - так живут и действуют советские люди. Великое чувство товарищества помогло Александру Матросову совершить свой бессмертный подвиг: он закрыл грудью амбразуру вражеского дзота, чтобы дать возможность бойцам своей части подняться а атаку. Это чувство двигало бойцом Леонидом Мешковым, когда он с раздробленным плечом плыл через Волгу, поддерживая раненого товарища.

Ни в одной стране мира не встретишь такой спайки, товарищества, взаимовыручки, как в нашей стране. Правда, и в нашей среде иногда встречаются люди, которые способны оставить товарища в беде. Об одном случае, взволновавшем меня, я уже рассказывал на страницах «Московского комсомольца», потом мою статью «Трое в тайге» перепечатали многие комсомольские газеты страны.

Я не буду сейчас подробно излагать события, происшедшие в тайге: их, вероятно, помнят многие читатели. Этот случай произошел в сентябре 1953 года близ реки Верхний Турухан, в Эвенкийском национальном округе, Красноярского края. Студент Черновицкого университета Сильвестр Максимов и техник - оператор Геннадий Круглов бросили в беде товарища Владимира Поликарпова. В результате, Поликарпов едва не погиб, его с трудом удалось спасти, ампутировав ему ноги. В двадцать лет он остался инвалидом...

Об этом случае я вспомнил потому, что хочу рассказать о дальнейшей судьбе молодых людей. У Володи Поликарпова появилось много друзей. Из разных концов страны ему писали незнакомые прежде люди, присылали подарки, звали в гости. В Московском институте протезирования ему сделали протезы, на которых он научился ходить. Министерство социального обеспечения назначило ему повышенную пенсию, выдало мотоколяску. Поликарпов стал учиться на курсах радистов.

А что же случилось с Кругловым и Максимовым? Себялюбец, шкурник и трус всегда вызывает у нас презрение. Вот почему так много гневных и горячих слов было высказано в адрес Максимова и Круглова. Немало трудных дней пришлось пережить им, и, конечно, по заслугам.

Но тем и сильно наше общество, что в нем не отворачиваются от человека, если он искренно хочет искупить свою вину. Такого человека коллектив всегда направит на верный путь. Именно так произошло с Максимовым и Кругловым. Суровые слова товарищей помогли им правильно оценить свой проступок. Оба они побывали у меня, рассказали, как тяжело переживают случай в тайге, как глубоко осознали они свою вину. И по их лицам я видел, что говорят они искренно, от души.

Сильвестру Максимову разрешили окончить университет. Сейчас он работает геологом. Геннадий Круглов был призван в Советскую Армию. В одном из своих писем он писал:

«Я еще молод. Мне 18 лет. Впереди у меня вся жизнь. Тяжело и больно, что на совести лежит позорное пятно... Можете не сомневаться: навсегда запомню полученный урок. Теперь, какая бы опасность ни угрожала мне, никогда, ни при каких обстоятельствах не струшу, не смалодушничаю. Клянусь, что с честью буду носить оружие, которое вручила мне Родина...»

Этим молодым людям я по - настоящему верю. Если меня спросят, пойду ли я теперь в труднейшую экспедицию бок о бок с товарищем Максимовым или в случае необходимости встану ли я в одном строю с товарищем Кругловым, я, не колеблясь, отвечу:

- Да!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены