След оборвался у пропасти

Г Осипов| опубликовано в номере №791, май 1960
  • В закладки
  • Вставить в блог

В эти дни в столицу Абхазии идут белые, синие, розовые конверты с адресом: «Грузовая автотранспортная контора, Чхеидзе, Щербакову».

Чем прославились скромные шоферы Николай Щербаков и Дмитрий Чхеидзе, чем вызваны эти письма в Сухуми?

... Внизу, на побережье, термометр показывает плюс двадцать пять, а вверху, в Абхазской Сванетии, ползут по скалам седые облака, идет густой снег, бесчинствуют холодные ветры. Но ни днем, ни ночью не прекращается связь с отдаленными селениями, с высокогорными лесозаготовительными пунктами. Колоннами и в одиночку пробираются по трудным путям грузовики. Они передвигаются неторопливо, пробивая фарами снежную пелену и мглистые туманы.

Однажды, двигаясь по узкой головокружительной дороге, шофер Дмитрий Чхеидзе вдруг заметил, что свежий след прошедшей впереди автомашины обрывается прямо у пропасти. Резко затормозив, он вышел из кабины. Внизу ревел горный поток, временами ему чудились слабые голоса людей. Дмитрий прислушался. Из черноты явственно доносились стоны. «Там люди! - с ужасом подумал водитель. - Машина сорвалась с обрыва...»

Бывалый воин - танкист, в прошлом участник обороны Ленинграда, переживший все ужасы блокады, он знал цену товарищеской выручки. Но как спуститься в ущелье? Все, чем он располагал, - лопата и цепи... Неожиданно на дороге послышался шум второго мотора. Через минуту у обрыва остановилась еще одна автомашина. Дмитрия нагнел его друг Николай Щербаков.

Не раздумывая, оба шофера начали спускаться в пропасть. Из - под ног сыпались камни. Уступы скал и колючий кустарник раздирали кожу. Но они упрямо продолжали опасный путь. У самой кромки бурлящего потока, раскинув беспомощно руки, лежал юноша. Взвалив его на себя, Чхеидзе с трудом стал карабкаться вверх. Парень стонал, истекая кровью.

- Там, в пропасти, еще десять туристов, - прошептал он. - Машина опрокинулась...

Когда Чхеидзе уложил раненого на брезент, из пропасти донесся глухой шум. Под ногами Николая Щербакова оборвался камень, и шофер скатился вниз. «Николай наверняка ранен», - подумал Дмитрий.

Спускаясь вторично, он сильно рассек лицо. Но через полчаса уже карабкался к дороге, неся на плечах тяжело раненную женщину. Еще девять «рейсов» туда и обратно совершил отважный шофер, пока все поднятые им из пропасти люди не были уложены в кузов автомобиля.

Скорее в больницу! Раненым нужна срочная помощь! Но там, внизу, Николай, товарищ...

- Трогай, сейчас же трогай! - послышался глухой голос из ущелья. - Я выберусь. Спасай людей...

И Дмитрий поехал. Напряженно вглядываясь в темную скользкую дорогу, он гнал машину к ближайшему населенному пункту.

А Николай? Сломав при падении ногу, он все же выбрался из пропасти и, приковыляв к своей машине, последовал за Дмитрием...

«Дорогие товарищи! Моряки Кронштадта гордятся вашим мужественным подвигом, - говорится в одном из писем на имя Чхеидзе и Щербакова. - Вы поступили, как настоящие герои. Только так могут поступить люди, готовые пожертвовать собой ради спасения человека...»

Самое примечательное в этой истории, что ни Дмитрий, ни Николай, возвратившись на базу, никому не рассказали о своем подвиге. О случае в горах узнали лишь после того, как Щербаков лег в больницу, чтобы вылечить ногу.

г. Сухуми.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены