Штурм Катун-Баш

Ив Долгих| опубликовано в номере №277, январь 1936
  • В закладки
  • Вставить в блог

Среди побед, одержанных советскими альпинистами, в 1935 году, одной из наиболее блестящих было восхождение на высочайшую вершину Алтая - Белуху, или Катун-Баш.

Руководитель альпиниады - известный сибирский партизан-большевик Иван Иванович Долгих - во время недавнего своего пребывания в Москве ознакомил нас со своими дневниками. Мы печатаем отрывки из этих дневников, рассказывающих о замечательном походе в малоизведанный район нашей родины.

«... Родная не та земля, где родился, а та, что видела твои радости и печали».

Как верна эта пословица! Сегодня мне предложили быть начальником первой сибирской альпиниады по восхождению на Белуху. Я с радостью согласился.

Алтай!

Хранят ли еще его снежные перевалы следы наших походов?.. Помнит ли он, как весной двадцать второго хода мы разбивали в горах банду Кайгородова?..

Готовясь к экспедиции, я просмотрел все книги, статьи и архивные материалы, «о о Белухе узнал немного. Сто лет изучается Алтай, а на его высочайшей вершине побывало лишь десять человек.

«Очень просто, – объяснил мне один ученый, – склоны горы круты и недоступны, ураганы и снежные шквалы будут подстерегать вас на каждом шагу. Берегитесь обвалов. Помните: Белуха – не Эльбрус и не Казбек».

Ну, что же, чем труднее, тем лучше!...

От Новосибирска до Бийска мы ехали по железной дороге. В Бийске пересели на шесть грузовиков и по новом}, Чуйскому тракту поехали в глубь Алтая.

Днем и ночью по Чуйскому тракту идут сотни машин. В полтора дня доставляют они товары и почту из Бийска в Кош-Агач, а совсем недавно для этого требовалось 25 дней.

На пятые сутки пути, распростившись с гостеприимной столицей Ойротии – Ойрот-Турой, мы въехали в поселок Иня. Иня – главная автобаза Чуйского траста.

После Иня поехали верхом. Приподнявшись в седле, я оглянулся: что твой партизанский отряд, растянулись участники альпиниады! 80 хлопцев, 114 коней! Под моим началом и 18-летние комсомольцы-рабочие, и студенты, и колхозники, и красноармейцы, и 40-летние ученые...

В здешних местах 13 лет назад, в снежную пору, мы мерзли и тонули в сугробах.

Посмотрели бы те, с «ем громили мы белые банды, что сталось с кочевьями, какие ладные избы, колхозные амбары и скотные дворы выросли у ойротов взамен дряхлых и грязных чумов!...

Чем дальше уходили мы от селений, тем трудней становился путь. Дорога то теснилась среди каменных россыпей, то терялась в непроходимой тайге или топях, то была завалена каменными обвалами. Никогда еще бурный Курган и трепетная Казиниха не видели на своих берегах так много людей. Нам не попадался даже пепел от костров. Редко-редко появляется в этих глухих краях охотник. Часто нам приходилось вооружаться топором и прорубать тропу сквозь заросли.

На высоте 2500 метров Курганский перевал встретил нас вечными снеговыми полями – «белками»...

Наши геологи, ботаники и картографы то и дело упрашивали меня задержаться «хоть на минутку». Все 80 альпинистов «заразились» духом исследований. В районе Иня – Катанда они обнаружили гнейсы, кварциты и сланцы, по берегам Кургана – граниты с вкраплениями меди, а у реки Киргизки нашли все признаки медной руды. Но как ни живописна была окружающая нас природа, как ни заманчивы поиски ископаемых, нельзя было останавливаться, надо было продвигаться к Белухе.

Наконец, на 16-й день пути от Новосибирска, показалась Белуха. Сквозь зеленые ветви елей мы увидели легендарную гору. Казалось, совсем рядом с альпийскими лугами высились ее восточный и западный пики, покрытые вечными льдами.

Я вскинул бинокль и долго смотрел на склоны горы. То, что издали казалось пологим спуском, оказывалось крутым обрывом. Гладкие скалы превращались в зазубренные утесы. На блестящей ровной поверхности ледников зияли громадные трещины.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этом номере

Обида

Письмо старому другу