Шахта № 8

А Шаповалова| опубликовано в номере №510, август 1948
  • В закладки
  • Вставить в блог

Под открытые люки угольной эстакады для погрузки подведён очередной железнодорожный состав.

Гулко ударяясь, падают на платформы большие куски угля. С мелким треском ссыпается «орех». Мягко ложится густая, бархатная угольная пыль.

Проходит минута, другая, и платформы, наполненные до краёв, выводятся за пределы шахты. На их место поступают новые. Потом ещё, ещё и ещё... Сотни тонн угля, этого «хлеба промышленности», даёт на-гора шахта № 8 треста «Скуратов-уголь». Сотни тонн в сутки! Кто же эти люди, чьим трудом из недр земли добываются тонны ценного топлива? Пётр Васильевич Краснобаев, Николай Кузьмич Столяров, Алексей Васильевич Гудков, Мария Николаевна Воронкова и ещё десятки таких же молодых представителей шахтёрского племени.

Рекомендуются и держатся они чинно, солидно, как люди, хорошо знающие себе цену. А посмотреть - ведь каждому не более двадцати лет! На шахте работают недавно. Но все уже заслуженные шахтёры. Заслуженные не по летам, а по делам.

Шахта № 8 - молодая шахта: в сентябре она отмечает свою первую годовщину. Шахта № 8 - молодёжная шахта: восемьдесят процентов работающих на ней - молодёжь. Шахта № 8 из месяца в месяц перевыполняет план.

Извечно в преданиях людей с шахтой связаны представления о чём-то чёрном, громоздком, неуютном. Где уголь, - там грязь» Где уголь, - там нет порядка.

Ничего похожего вы не увидите на восьмой шахте. Просторный двор обнесён аккуратным забором. Во дворе несколько небольших белых строений, в которых расположены подстанция, компрессорная, подъёмная. Электрические фонари чётко вычерчивают в воздухе породоотборочную эстакаду. На высоту пятиэтажного дома поднимается красный кирпичной кладки копёр с пятиконечной звездой наверху.

Беспрерывно мощным потоком идёт на-гора уголь. Всё предельно чётко, спокойно и организованно.

Электрический звонок дает знать машинистке подъёма Александре Лобановой, что вагонетка у корня шахтного ствола опорожнена и уголь можно поднимать. Нажим на рычаг - скиб, металлическая корзина, в которой поднимается на-гора уголь, стремительно взлетает вверх. Через несколько минут чёрные, лоснящиеся глыбы его, уже очищенные от породы и рассортированные, лежат на платформах.

Первое, внешнее и очень обманчивое впечатление, которое производит шахта на человека, впервые попадающего сюда, - что всё здесь делается просто и легко. Кажется, что и там, внизу, всё делается само собой.

Клеть медленно опускается» шахту. Вместе с рабочими мы идём к сборному штреку - этой «главной улице» шахты. День и ночь не затихает здесь движение. Мчатся электровозы. Мелькают огни шахтёрских лампочек. Раздаются самые разнообразные шумы и стуки, которые здесь, под землёй, звучат особенно отчётливо. Вот стук, напоминающий пулемётную очередь. Совсем близко от нас работает отбойным молотком один из лучших проходчиков шахты, Исмаил Хасаншин.

Исмаил всей тяжестью тела налёг на рукоятку молотка и, будто слившись с ним в едином движении, медленно вводит острое жало молотка в пласт. От пласта откололся большой кусок угля, за ним - другой, третий... Работает Исмаил легко и уверенно так, как учил его отец» старый шахтёр.

Исмаил не может без улыбки вспомнить тот день, когда он вместе с отцом в первый раз отправился в шахту рубать уголь. Он хотел сразу же доказать всем, и в первую очередь отцу, что из него получится замечательный работник. Отец попросил принести лесину - бревно для крепления. Исмаил побежал на другой конец штрека, схватил вместо

одного два бревна, и так же быстро направился обратно. Не заметив ямы для стока подземных вод, Исмаил с головой окунулся в неё. Мокрый, растерянный и смущённый, появился он перед шахтёрами. Купание, правда, не охладило его пыла, но заставило его быть более внимательным. Сейчас комсомолец Исмаил Хасаншин - опытный мастер проходки. Он выполняет план не меньше чем на 150 процентов.

Но отбойный молоток, как и обушок, на восьмой шахте применяется всё меньше и меньше. В забоях стали работать сложные углепогрузочные машины. А скоро будет пущен в ход угольный комбайн.

Вдоль длинного штрека движется лента с углем. Где-то впереди нас слышатся металлический скрежет и лязг. Сильными клешнями машина подгребает под себя, как неумелый пловец, подорванный уголь и подаёт его на ленту. У машины стоит горный мастер участка Николай Сироткин.

За несколько минут до нашего прихода машина давала небольшие перебои. Горный мастер уже тут как тут. Он озабоченно склонился над машиной, стараясь как можно скорее узнать причину повреждения. Но, оказывается, ничего серьёзного нет. Всего-навсего разъединился контакт.

Убедившись, что всё в порядке и в присутствии его нет необходимости, он направляется в сборный штрек: там не ладится с откаткой, и у боковых штреков 11 и 11-бис скопилось по нескольку вагонеток с углем.

Николай Сироткин журит нерасторопного ответчика, но, заметив приближающиеся огоньки электровоза, быстро успокаивается и совсем уже мирно предупреждает, что он идёт в седьмой штрек, узнать, как там обстоят дела.

Николай Сироткин не намного старше всех других рабочих, но авторитет его непререкаем.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Мертвая петля

27 февраля 1887 года родился Пётр Николаевич Нестеров

Друг Гарибальди

К столетию освободительных походов Гарибальди