Романтика и жизнь

З Кедрина| опубликовано в номере №630, август 1953
  • В закладки
  • Вставить в блог

Сборник рассказов Ю. Нагибина, изданный недавно «Молодой гвардией», состоит из трёх тематических циклов. Это, во - первых, произведения о войне или непосредственно связанные с войной, во - вторых, рассказы о людях колхозной деревни и, в - третьих, о советских спортсменах. Один рассказ, «Трубка», завершающий сборник, стоит на особицу, лишь концовкой примыкая к военному циклу.

Герои произведений Ю. Нагибина - простые советские люди, в большинстве своём молодые, иногда дети.

Каждый рассказ задуман как произведение с чётким и ясным сюжетом, с ярко выраженным отношением автора к происходящему.

В «Ваганова» автор повествует о храбром бойце, мстящем за гибель родителей и поругание родной земли, жизнь и смерть которого становятся примером для его однополчан. В «Радиосолдате» нарисован образ романтически настроенного юноши, сначала почти стыдящегося своей «незаметной» боевой работы - чтения через рупор пропагандистских текстов для войск противника. Совершив однажды героический подвиг, юноша и его товарищи убеждаются в важности и нужности профессии «радиосолдата».

В поэтической новелле «Пути - дороги» идейный замысел рассказа также звучит отчётливо и ясно. Оба соперника - демобилизованные воины и хорошие люди, и всё же победа в любви достаётся не самоуверенному и хвастливому сержанту Степану Захаровичу, а скромному и мягкому Феде Рожкову. «Я не люблю, кто много о себе понимает», - говорит о сержанте молодая вдова Марья Никитична. Из двух студентов, влюблённых в девушку Таню («Юные годы»), не красавчик Алик, а неуклюжий, но упорный Костя ближе сердцу девушки.

С высоты хорошего замысла писателя - написать интересные и вместе с тем глубокие по содержанию рассказы - и вправе мы говорить об удачах и недостатках книги. А в ней есть и то и другое. Рассказ, открывающий сборник, - это как бы флаг книжки. У Ю. Нагибина таких рассказов два - «Ваганов» и «Ночь перед боем». Каждый из них выражает одну из двух тенденций творчества писателя: подчёркнуто романтическую и мягкую лирическую, берущую своё начало в чеховской традиции.

Необычна судьба героя рассказа «Ваганов». Подобранный в кювете мальчик, и во сне не расстающийся с самодельным оружием, которым он собирается мстить оккупантам за смерть своих родителей, становится приёмным сыном старого сурового генерала. Будучи уже отважным боевым офицером, юноша гибнет в неравном бою с фашистами. Погибший, он воскресает в солдатской молве, почитающей его живым и борющимся в первых рядах наших войск.

Необычны и изобразительные средства рассказа, направленные к тому, чтобы создать острое, непривычное ощущение обстановки, резкие и оригинальные характеры. Вот прифронтовая деревня, живущая «под огнём в какой - то очумелой покорности со своими пустыми закутками н обезголосевшими насестами. Источник жизни этих деревень - воинские части, прохожие и проезжие солдаты и офицеры, несущие с собой надежду, неизменное гороховое пюре и комбижир».

Вот старый генерал. «Один из самых лихих рубак конного корпуса...», который «был уважаем всеми, но никем не любим. А между тем он обладал всеми качествами, которые отдают командиру сердца подчинённых. Он был нелицеприятен, заботлив, справедлив и совершенно не мелочен в своей требовательности. Нигде не жилось бойцам лучше, чем в бригаде Башилова. Но он был замкнут и суров».

А вот и сам Ваганов, показанный человеком исключительным: «...в этом юноше горит огонь более сильный, чем в других оскорблённых душах». Окружающие чувствуют «исходящую от «его, как ток, нервную, страстную силу, которой была пронизана каждая клеточка его тела». Натура у него «невероятно чуткая». «В его пляске была какая - то нежная ожесточённость» и. т. д.

Даже вещи, окружающие героя, приобретают несвойственную им одушевлённость. Сброшенная им бурка «легла, свернувшись, как отдыхающий зверь», его одежда «так покорно следовала каждому движению мышц, как это никогда не бывает с казённой одеждой».

Во имя контраста автор соединяет вместе понятия разных рядов: нежность соседствует у него с ожесточённостью, любовь - с обречённостью, уважение с нелюбовью.

Конечно, в прифронтовой деревне жилось тяжело и страшно, но там жили и боролись непокорённые советские люди. И в наших представлениях умелый в своём деле человек, которого уважают за его суровую справедливость, нелицеприятность, заботливость, естественно, вызывает также и чувство любви; у Ю. Нагибина этого человека никто не любит.

Так изобразительные средства, создающие ощущение необычайной экспрессии, порой начинают заслонять от читателя главный предмет (повествования, отвлекают внимание в сторону.

Второй из «программных» рассказов книжки по идее и методу изображения противостоит первому. Заглавие «Ночь перед боем» точно определяет его сюжет. Он предельно прост. В ночь перед штурмом города пехотинцы ведут неторопливую беседу, готовясь к завтрашней атаке. Они проверяют оружие, пришивают чистые подворотнички, рассказывают друг другу нехитрые побасёнки, спорят о том, как надо держаться в бою, - и всё это в тёплой атмосфере дружной фронтовой семьи, объединяющей солдат, сознающих свою высокую миссию. Герой этого рассказа, юный Коля Сушков, готовится к первому в своей жизни бою, внимательно вслушиваясь в разговор ставших ему родными людей. Вызванный в караул, он стоит в ночной темноте с душой взволнованной, чуткой ко всему окружающему. В это время он замечает падающую звезду. Пока она летит по небу, юноша по детскому обыкновению задумывает и произносит своё самое заветное желание: «Чтобы завтрашний бой принёс нам победу...» А звезда всё ещё не кончила своего бега. И Коля, торопясь, продолжает: «Желаю друзьям своим жизни» - и быстро называет имена своих многочисленных друзей. «И чтобы никто не был ранен в этом бою...» А звезда всё летела, и Николай желает себе драться, как лучший в роте боец Чепурнов, и «никакого страха не знать». Больше ничего не успел; не успел, например, пожелать «жизни себе самому».

И в этом наивном перечислении желаний простого колхозного паренька больше подлинно советского, чистого, мужественного, верного, стойкого, чем во всех необычных обстоятельствах жизни Ваганова.

Не нужно думать, однако, что в исполненном лиризма рассказе «Ночь перед боем» нет романтики. Но здесь она выражается не в эффектных приёмах, здесь присутствует романтика живой жизни, романтика чистой юности, устремлённой ко всему возвышенному и прекрасному, романтика, окрыляющая характер героя.

Все рассказы сборника по методу обобщения действительности примыкают либо к «Ваганову» либо к рассказу «Ночь перед боем». К числу произведений, одушевлённых подлинной романтикой жизни, относятся такие живые зарисовки и тёплые лирические рассказы, как «Переводчик», «Связист Васильев», «Партийное поручение», «Комбайнеры», «Победитель», «Пути - дороги», «На покое».

В этих рассказах живут люди, увлечённые своим делом, которое они выполняют творчески, вкладывая в него душу. И старая доярка, никак не решающаяся уйти на покой, светлый и ясный человек с беспокойным характером; и демобилизованный капитан Кретон с его стремлением выполнить порученное ему дело; и храбрый умелец - связист Васильев, мастерством своим побеждающий смерть; и самолюбивый молодой комбайнер Воробцов, упрямо соревнующийся со своим невидимым знатным соперником Гор - баним, на поверку оказавшимся миловидной девушкой, - это всё люди, с которыми приятно было бы повстречаться, с которыми хорошо вместе работать и жить. И показаны они с покоряющей живой естественностью.

Есть в сборнике и рассказ, где обе линии, характеризующие Нагибина - рассказчика, тесно переплетаются между собой. Это «Трубка», в которой живые, согретые тёплым чувством автора образы мальчика - цыгана и его бабушки соединяются с экзотикой описания разбойничьего табора, возглавляемого фантастическим злодеем - горбуном Баро Шыро. К сожалению, в «Трубке» неудачна, надуманна концовка.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены