Расстрел в Радотине

опубликовано в номере №198-199, август 1931
  • В закладки
  • Вставить в блог

Бехинэ растерянно смотрит на коммунистов, пытается улыбнуться, но улыбка у него выходит деланной.

- Радотин! Радотин!

Все попытки президиума водворить тишину, кончаются крахом. Голоса буржуазных депутатов тонут в море шума.

- Отвечайте за расстрел в Радотине!

- Убийцы! Чешские Цергибели!

Крики продолжают потрясать своды зала заседаний. Все депутаты и члены правительства сидят молча.

- Ваше гробовое молчание - тоже ответ!

В этот момент появляется сам Удржал, - премьер правительства, богатый землевладелец. Он грузно садится за стол министров с достоинством человека, управляющего государством.

Председатель парламента напрасно пытается водворить тишину. Стоя за своими столами, коммунистические депутаты потрясают кулаками и кричат в сторону министров.

- Вы хотите трупами рабочих ликвидировать кризис!

- Это вам не удастся!

- Придет время, и рабочие поставят вас к стенке!

В это время депутатка Чишимская встает и, подбежав к Удржалу, бросает ему в лицо окровавленную детскую рубашку.

- Пускай Майснер сделает себе галстук! Наступает всеобщее смятение.

Министры сидят молча. Все еще стоящий на трибуне правительственный оратор беспомощно что - то лепечет.

Тогда на трибуну выскакивает коммунистический депутат в произносит речь, в которой рассказывает о возмущении, охватившем рабочие массы в связи с расправой в Радотине. В кратких словах он рассказывает, как было дело, и призывает рабочих к захвату власти, к свержению буржуазной диктатуры.

Все коммунистические депутаты при гробовом молчании буржуазной части парламента поют «Интернационал».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Как мы печатали речь Ильича

Из воспоминаний о борьбе комсомольцев беспризорностью