Рассказ о башенном кране

Ник Богданов| опубликовано в номере №233-234, ноябрь 1932
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Стоит, - улыбался Юрковский.

- А ты мне поможешь, добавишь ему от твоей силы?

- Добавлю сверх плана.

- Ну - ка, Миша, иди вот тут исподнизу надави заклепочек. У ребят молоток срывается, а ты их простой ладонью задавишь.

Юрковский подлезает под ребра крана и, лежа на спине, как в тесном забое, ловко влепляет неудобные заклепки.

Рублев смотрит на него влюблено.

Сегодня Юрковский увидел Рублева диким, без шапки. В руках у него извивались обрывки тросов.

- Миша, - кричал он, - иди скорей, поднимаем паренька! Тросы увязываем! Умеешь морские узлы вязать? Иди - ка затяни. Тебе они, что простые веревки, а ребята мучаются.

Юрковский принялся вязать из стальных тросов узлы, захлестывая кран в разных местах. Рублев ходил, проверял, как расположены вороты. Проверял крепость их. Сверялся по чертежам. Снова возвращался и лазал под ребрами, проверял узлы.

- Мало, мало! - сокрушался он. - Маловато тросов, - и тут же, похлопывая кран, говорил.

- Выдержишь, парень, кость - то у тебя крепкая, американская, не можем больше ждать, понимаешь - обижают.

К вечеру весь кран был увязан. Скрипели вороты, подтягивая излишки тросов. Была тишина. Но солнце садилось багровое, обветренное неведомыми ветрами может быть где - нибудь в Сибирской равнине.

Рублев смотрел на него долго, потом всех клепальщиков отправил по домам.

- Идите, высыпайтесь, явитесь завтра свежие для фотографа!

Романенко рассказывал Юрковскому свою жизнь.

Они сидели на корточках, взобравшись на свои рядом поставленные топчаны.

Вокруг проходила сложная жизнь.

Огромный барак представлял собой целый мир. Каждая койка неслась в его сумрачном пространстве, не обращая внимания на других, как самостоятельная планета. У окна трое парней веселили себя гармошкой. Рядом в безнадежном горе плакала женщина, раскачиваясь, охватив голову ребенка. В одном углу отец читал книжку сыну, в другом - старик бил хилую девчурку. Под цветистым пологом, натянутом на шестах над сдвинутыми топчанами, слышно - целовались. Визгливо ссорились бабы, покрывая все высокими голосами.

Ребята привыкли к этому.

Перед глазами Юрковского из рассказа Романенко ярко вставало сельцо Засколье над тихой речушкой, заросшей кувшинками. Он представил себе новую избу из синеватой осины, которую срубил Роман Романенко вместе с отцом. Даже проданная на убой корова прошла перед ним с печальными глазами. Но лучше всех представил себе он Зинку.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены