Радио делает прыжок

Л Берман| опубликовано в номере №241-242, март 1933
  • В закладки
  • Вставить в блог

Странная передача

Надев наушники, после 12 час. Ночи мы можем услышать странную передачу. Это - не музыка и не человеческая речь. Может быть, азбука Морзе? Нет, и не она тоже. Атмосферные помехи? Для них потрескивание в наушниках недостаточно отрывисто, в нем есть какая - то система. Когда слушаешь его, ясно, что в приемник стучится разумное существо. Оно пытается говорить с нами на языке электромагнитных колебаний. Однако все попытки принять их на слух оказываются безуспешными. Из сотен тысяч радиослушателей едва только тремстам открывается смысл таинственной передачи.

Как это ни странно, но высшее достижение современной техники - радиоприемник, сложнейшая машина - не имеет никаких движущихся частей. Ни шестерен, ни подшипников, ни челноков! В этом смысле родившаяся в прошлом столетии швейная машина сложнее радиоприемника. Электрические процессы невидимо протекают по меди - проводов и пустотам стеклянных баллонов. Но у тех трехсот, которым понятна эта передача, в составе приемников появились движущиеся части. В составе приемника имеется маленький электромотор, приводящий в движение легкий металлический диск с пробитыми в нем по спиральной линии отверстиями. Кроме того, имеется еще одно приспособление, главной частью которого служит небольшая зубчатка. Спросите радиолюбителя, что это такое, и он вам ответит: синхронизирующее устройство. Но и это еще не самое из ряда вон выходящее.

Самое странное вот где: в матовом параллелограмме, величиной немногим больше спичечной коробки. На нем проступает какое - то изображение. Вот оно выступило совсем ярко: человек без пиджака среди каких - то приборов. И еще более удивительно вот что: человек вдруг начинает двигаться. Он подымает какую - то склянку, смотрит ее на свет и потом снова ставит на стол.

Теперь мы понимаем: странная передача, о которое мы говорим, - это передача по радио движущегося изображения. Если мы еще недавно были свидетелями огромного прыжка, который совершило кино, заговорив, - сегодня мы - свидетели другого прыжка, который совершает радио: оно стало зрячим. Безбрежные возможности открываются в связи с этим. О них речь впереди, а сейчас остановимся на деталях этого, почти выигранного наукой и техникой решительного боя.

Электрический глаз

В таинственной студии, из которой передают изображения, мы могли бы увидеть, как по всей площади изображения деловито скользит небольшой световой зайчик. Он педантично обегает все изображение, строчка за строчкой, как буквы убористой печати бегут через страницы книги. Зайчик попадает то на светлую поверхность, которая отбрасывает лучи, то на темную, в которой они тонут. Он отбрасывается, этот зайчик, сильным источником света, поставленным за вертящимся диском, в котором пробиты по спиральной линии отверстия. Благодаря небольшой рамке в каждый данный момент луч проскакивает только через одно очередное отверстие диска.

Представим себе теперь, что в трехстах приемниках такой же диск вращается строго согласованно (синхронно) с диском нашей передающей станции. Поставим с одной стороны диска небольшой экран, а с другой стороны - источник света. Нам остается добиться одного: когда зайчик на передающей станции попадает на светлую, отражающую поверхность, пускай наш источник света дает наибольшую яркость. Когда же он тонет в поглощающих свет темных точках объекта передачи, пускай гаснет и наш источник света. Получится на экране точная световая копия изображения. Если нам удастся оббежать всю поверхность передачи в 1/8 секунды, то для зрителя прочерченный зайчиком путь сольется в одну сплошную картину. Если зайчик на передающей станции оббегал человека без пиджака среди каких - то приборов, то и на трехстах экранах - мелькает тоже человек без пиджака среди каких - то приборов.

Все это, если смотреть со стороны, совсем просто. Но как же этого добиться? В том - то и дело, что на передаваемое изображение устремлен не только наш взгляд, но и пристальный взгляд фотоэлемента. Представьте себе баллон обычной электролампы, изнутри покрытый тонким слоем светочувствительного металла. Только небольшое круглое окошко прозрачного отекла дает пропуск свету внутрь баллона. Перед светочувствительным слоем помещено кольцо, спираль или небольшая пластинка. Светочувствительный слой имеет сделанный из тонкой проволоки вывод наружу. Такой же вывод имеет и вставленное внутрь кольцо, спираль или пластинка. Включим баллон с его двумя выводами в электрическую цепь, и, разумеется, мы никакого тока в этой цепи не получим. Но стоит только лучу света упасть сквозь окошко на светочувствительный металл, как ток побежит по цепи, проскакивая через пустоту баллона, пользуясь той дополнительной энергией, которую даст световой поток свободным электронам, содержащимся в светочувствительном металле.

Радиотехника делает прыжок

Первые опыты, послужившие основанием для создания фотоэлементов были проделаны в 1888 г. Свыше 40 лет потребовалось технике для разбега, который обеспечил радиопрыжок от слепой передачи к передаче изображении.

В технике передачи как будто имеется возможность передачи только неподвижного изображения. Однако попытаемся пустить зайчик с еще большей скоростью, чтобы он в 1/8 секунды успел не один а много раз оббежать всю площадь передаваемого объекта. Как только мы этого достигнем, разрешим нашему человеку без пиджака ожить и поднять какую - то склянку, чтобы посмотреть ее на свет. По тому же закону, который лежит в основе кино, глаз не успевает забыть первый кадр, как воспринимает уже второй, смещенный, и изображение задвигается в матовом параллелограмме как живое свидетельство о том, что техника совершила свою очередную победу. Наши старые представления о многих пред. метах и явлениях сокрушены вдребезги.

В самом деле: звуковая волна доходит до нас и через стенку и из - за угла, что же касается света, то достаточно явиться какому - нибудь ничтожному препятствию между нами и его источником, как мы уже его не видим. Теперь же не из - за угла, не из - за стенки, но через многие сотни километров, - куда только ни достигает электромагнитный взгляд, - зрительное изображение происходящего перед вертящимся диском четко, как на ладони, отразится на экране. Если недавно в глухой тундре и в сыпучих песках на наушники можно было принимать не только голос Михаила Ивановича из Андреевского зала в Кремле, но и постукивание карандаша о стакан так, что, зажмурив глаза, можно было себя вообразить сидящим в делегатском кресле, то теперь нам обеспечена возможность воочию видеть: Всесоюзный съезд советов, парад на Красной площади, последний фильм Союзкино, прослушать любой до клад, сопровождаемый чертежами и иллюстрацией ДЕЛО ЗАВИСИТ ОТ НАС.

Новый фактор, по мощности не уступающий радио и кино, вступает в жизнь. На Западе он уже несет обычную службу капиталистической пропаганда. Не достигнув еще технического совершенства, телевещание проектирует на тысячи домашних экранов сегодняшние скачки или последний берлинский боевик.

Развертывая свой фронт в течение двух лет советское телевещание начинает догонять заграницу с тем, чтобы перегнать. Уже скользнули по экранам наших телеприемников лекция о достижениях пятилетки, басня Демьяна Бедного «Тетка Домна и поп Панкрат». Уже берется установка на передачу Красной площади в дни пролетарских торжеств. Советская промышленность хлопочет об установке электрического глаза для наблюдения над процессами металлургии, для централизованного управления высоковольтными кольцами, для наблюдения за ходом рыбы на рыбных промыслах. Нам предстоит бой за технику дальновидения, за вооружение молодежи электрическим глазом.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены