Проклятый, но не вечный

В Млечин| опубликовано в номере №109, сентябрь 1928
  • В закладки
  • Вставить в блог

Дискуссия читателей по поводу письма студента В. Миронова «Вечный, проклятый вопрос» (см. № 9) растянулась на ряд номеров журнала. Статьей «Проклятый, но не вечный» редакция кончает дискуссию.

«На проклятые вопросы дай ответы нам прямые».

Гейне

ВЕСЬМА наивно думать, что в области быта, вообще, и во взаимоотношениях между мужчиной и женщиной - в частности, можно устанавливать какие бы то ни было писаные нормы, прописать какой - либо рецепт или дать «конкретную инструкцию», которая годилась бы на все случаи жизни. Таких рецептов, разумеется, нет.

Все же существуют некие основные этические нормы, и эти нормы на определенный период времени являются основными началами для устроения нашего быта. В конечном счете, быт в целом и половая проблема в частности - лишь надстройка над производственными отношениями, господствующими в данную эпоху. И противоречивость, сложность бытовых проблем в наше время и для нашего поколения определяется, в конечном итоге, сложностью и противоречивостью всей обстановки в целом.

Наличие в нашей стране целого ряда параллельно существующих хозяйственных укладов порождают соответственно и равные формы бытовых отношений.

Неслучайно один из оппонентов Миронова считает нормальной женитьбу шестнадцатилетнего крестьянского парня, принужденного к этой женитьбе потребностью в работнице - хозяйке. Он даже рекомендует последовать примеру этого парня. Для земледелия, основанного на индивидуальном крестьянском хозяйстве, характерна именно такая форма семейной связи, которая определяется необходимостью иметь в доме работницу - хозяйку. Для капиталистической эпохи характерна семья, как первичная «имущественная ячейка». Для кочевого киргиза, для узбека определенной социальной прослойки, для кочевого самоеда, - для каждого вида хозяйствования характерна та или иная, но этому виду свойственная, бытовая обстановка и семейные формы.

Значительно иначе дело обстоит в наших городах, где с каждым годом преобладающими становятся новые, социалистические формы. Условия производственной жизни и общественного уклада определяют и бытовые условия рабочего или служащего. При соответствующей организации общественного питания нет надобности и думать о домашнем хозяйстве, о делах, связанных с организацией «личного снабжения». Увеличение количества яслей и детских садов постепенно освобождает все большее число женщин от «семейных обязанностей» обычного типа. Домашняя работа сокращается до минимума и весь строй семьи, весь уклад ее начинает перестраиваться. Рабочему часто уже нет нужды иметь собственный огород, корову или иной домашний скот. Рабочая семья все больше теряет свойственный прежней эпохе характер имущественной ячейки.

Если бы общественное питание, механизированные прачечные, ясли и детсады, завтраки в школах, - если бы все это было развито не в микроскопических для масштабов нашей страны размерах, если бы все эти учреждения мы имели повсюду и в достаточном количестве, тогда многое из того, о чем пишет Миронов, отпало бы и людские отношения несомненно приняли бы совершенно иной вид. Справедливо указывает ряд товарищей на примеры такой совместной жизни, когда оба «супруга» вот этими вышеуказанными элементами нового быта поставлены в такие условия, что для них никаких проблем ребенка - «пеленок», «стирок» и т. д. - не существует. Напрасно Миронов полагает, что разрешение вот этой бытовой проблемы нашей молодежью пойдет по линии «хороших квартир» и «высоких окладов». Совсем нет, дело упрощается именно с количественным увеличением и систематическим качественным улучшением всех факторов нового быта.

Тов. Миронов может сказать, что все это вилами по воде писано, что это журавли в небе и т. д. Это не так. Материальные предпосылки ново - го быта проникают в нашу жизнь параллельно успехам социалистического строительства и коллективистического хозяйства. Разумеется, в деревне мы еще долго будем иметь преобладающую в настоящее время форму семейных отношений. Не обязательно муж будет таскать жену за косы, загонять ее на работе, как лошадь. С поднятием материального благосостояния и культурности широких масс крестьянства эти явления, несомненно, будут постепенно отпадать, но коренное переустройство семейных отношений займет изрядный отрезок времени.

Таким образом, мы еще долго в нашей стране будем иметь все формы семейных отношений - от примитивного, собственнического, семейного коллектива крестьянина - хозяина до некоей высшей формы, которая уже сейчас выковывается в быту передовых слоев пролетариата. Нам эта высшая форма представляется, как совместное добровольное сожительство двух сознательных участников социалистического строительства. Без «сильной стороны» - мужчины и без «слабого пола».

Ни сейчас, разумеется, ни в социалистическом обществе, надо полагать, нельзя будет предусмотреть анекдотических положений, рассказанных Мироновым. Впрочем, даже такие случаи вряд ли возможны, если мужчина с женщиной будут сходиться не «случайно», не по первому влечению, а после длительного взаимного знакомства. Узнать цвет и качество шевелюры женщины - не трудно. Гораздо сложнее определить все стороны ее характера, ее склонности, все то, что составляет не внешность, а существо человека. Знать же все это совершенно необходимо, если к совместной жизни относиться серьезно, если учитывать то, что избранный должен явиться отцом (или матерью) нового будущего поколения.

Верно, что даже и при внимательном» взаимном изучении возможны «просчеты». Но, право же, ни откуда не вытекает, что коммунист ни в коем случае не может разводиться. Такая постановка, на - оборот, характерна для христианской церкви, выражающей интересы капиталистического хозяйства. Там, где основой семьи является имущественное накопление, там в целях материального благосостояния люди не должны расходиться. Какое дело, если Иван Петрович или Агрипина Ивановна друг другу «изменяют»? Важно, что приличие соблюдено и, главное, что в целости сохранен капитал, который ляжет в основу будущего благополучия отпрысков торгового дома «Иванов и супруга». Для нас такая постановка вопроса является неприемлемой, лицемерной, фарисейской.

Другое дело, что разводы носят у нас характер эпидемический, определяемый не «просчетами», не отдельными ошибками отдельных лиц, а случайностью связей. Случайностью связей, очень метко определенных одним из оппонентов Миронова: «Парень думает - лишь бы женщина, а девушка - лишь бы замуж». Это, разумеется, в основе своей ненормально и объясняется исключительно той «дурной наследственностью», которая досталась нам и которую, разумеется, изживать мы будем долгими десятилетиями.

У нас принято говорить о половой жизни, как о чем - то, ни в коей связи с детьми не находящимся. Так, примерно, ставит вопрос и Миронов. Так говорят и некоторые его оппоненты. Надо «как - то удовлетворять половую потребность». Это, разумеется, также наследственность биологического порядка и порядка весьма тяжелого. Известны некоторые племена дикарей с непомерно развитыми длинными руками и весьма слабо развитыми ногами. Ученые объясняют это явление тем, что этим людям, поколениям этих людей пришлось жить на деревьях, лазить по ним, подобно обезьянам. Получилось органическое перерождение некоторых свойств человеческой конституции под влиянием внешних условий.

Единственный биологический смысл половой жизни - это, конечно, размножение. Только инстинкт размножения лежит в основе половой жизни. Но человек умудрился сделать половую жизнь самоцелью.

«Культ любви», который был необычайно развит среди тунеядцев разных эпох и разных народов, не мог не оказаться в конечном итоге на человеческом организме. В человеческом организме произошли такие существенные изменения, изменения органического характера, что на половую жизнь тратится во много раз больше энергии, чем - то вообще биологически и социально оправдывается.

Вот это обстоятельство весьма часто забывается всеми трактующими вопросы пола. Это забыто и тов. Мироновым и рядом его оппонентов. Только один из них указал на известную теорию проф. Залкинда о переключении половой энергии. Между тем, в системе воспитания нашей молодежи этот вопрос должен заслуженно занимать первостепенное место. Говоря практически, во всяком случае, следует указать на недопустимость половых связей до определенного возраста (в наших условиях, по-видимому, до 21 - 23 лет). Этот период уже, примерно, совпадает с тем, когда юноша окончательно оформляется во взрослого мужчину. Надо полагать, что в новых условиях у нас и вузовцы будут, примерно, к этому времени заканчивать основной этап учебы. Таким образом, желательным, очевидно, представляется, чтобы юноша и девушка, разумеется, не сходились до указанного, примерно, возраста и тем самым до окончательного их оформления как членов общества. И поэтому случайные браки между студентами, особенно первых курсов, следует попросту признать нежелательными.

Наконец, последняя из проблем, поднятых тов. Мироновым - проблема нормальной половой жизни. Нам представляется, что эта проблема может быть разрешена только в плане оздоровления половой жизни человечества вообще. Каждый в отдельности человек, в зависимости от степени своей сознательности, в состоянии установить такой режим половой жизни, который хоть в некоторой степени приближался бы к нормальному. Разумеется, не аборты являются в какой бы то ни было степени спасеньем от всех зол. Неверно так - же, что у нас должна господствовать Ein или Zveikindersistem («система» одного ребенка или двух детей). По мере нарастания элементов обобществления в быту, условия для более нормального воспитания детей будут улучшаться и в подобном самоограничении надобность отпадет. Аборты за редким исключением совершенно недопустимы. И мы также не видим никакой существен - ной разницы между абортом и уничтожением новорожденных, которые столь часто еще практикуется в глухой и некультурной нашей деревне. Очевидно, что в этом в значительной степени повинен мужчина, как повинен мужчина часто и в неустроении своего семейного быта.

Конечно, элементы омещанивания часто приходят вместе с женщиной. Пример с Ниночкой не единичен. Но не это является единственной причиной разложения. Все дело в степени личной идеологической устойчивости коммуниста (комсомольца), в силе его воли, в уменье тонко и чутко подойти к женщине и заинтересовать ее не тряпками, а более значительными интересами.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Игра в любовь

Продолжение