Продаются дети…

Игорь Михайлов| опубликовано в номере №1406, декабрь 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мир капитала: мифы и правда о правах человека

Бангкок, столицу Таиланда, издавна называют «Венецией Востока». Знакомясь с достопримечательностями города, иностранные туристы любуются живописными каналами, стремятся побывать на знаменитом плавучем рынке, увидать древние буддийские храмы. Но, как правило, гиды не приводят их на центральный железнодорожный вокзал Хуалампонг и на автобусную станцию Бангкока. А между тем именно здесь они могли бы увидеть сцены, о которых не рассказывается ни в одном из красочных путеводителей по Таиланду. Эти сцены характерны для периода рабовладения — с той лишь разницей, что происходит все в XX веке. Здесь, а также на близлежащих улицах, где располагаются свыше двух десятков так называемых «агентств по найму», с аукциона продают и покупают детей.

Когда утром к вокзальному перрону подходят поезда с сельскохозяйственного севера, где царят голод и нужда, их сразу же осаждают женщины, которых называют «рыбачками». На первый взгляд они производят впечатление добропорядочных, аккуратных домохозяек. «Рыбачками» их окрестили потому, что они «ловят» подростков, которых неимущие родители отправляют в столицу на заработки, чтобы хоть как-то облегчить положение семьи. Многих из родителей уверяют, что их сыну или дочери нужно уехать в город, где их ждет «хорошая жизнь». Но о жизни в Бангкоке крестьяне знают только понаслышке.

— Есть дети сегодня?

— Почем?

Вот такие вопросы услышали бы иностранцы на железнодорожном вокзале Бангкока.

Немало детей прибывает на станцию уже в сопровождении одной из «рыбачек», которые выбрали их в деревнях. Деятельность этих женщин, получающих от «агентов по найму» половину стоимости, вырученной от продажи ребенка, практически не преследуется законом.

Средняя цена ребенка — около 100 долларов. Лучшее, что ждет их в Бангкоке, — это работа в качестве домашней прислуги.

...Когда двенадцатилетнюю Маэм привезли в столицу, девочка думала, что ей просто хотят показать большой город. Но ее отец, бедный крестьянин, вынужден был продать ее агентству по найму рабочих за 80 долларов. Недолгое время Маэм работала няней, а затем была перепродана на подпольную кондитерскую фабрику, где она и еще 58 девочек работали по 15 часов в день, практически бесплатно, лишь за ночлег и скудное пропитание. За те четыре месяца, пока Маэм работала там, две ее сверстницы умерли от истощения, а еще шесть получили увечья.

Казалось, все беды кончились, когда на кондитерскую фабрику, где работала Маэм, нагрянула полиция. «Обращение с людьми на этой фабрике было просто бесчеловечным», — заявил представитель правительства Таиланда Вичит Саентонг. Но владельца, несмотря на доказанную вину... отпустили под залог. Девочек отправили в детский приемник, откуда их должны были взять родители. Многим пришлось ждать долгие месяцы.

Корреспонденты западногерманского журнала «Штерн» приехали специально в Бангкок, чтобы убедиться в том, что детей в Таиланде продают и покупают. Ранним утром они пришли на центральную автобусную станцию, расположенную в северной части столицы. Им предложили купить троих детей: 13-летнего Тонг Дума, который обошелся в сумму, равную 170 маркам ФРГ, — он, по выражению торговцев людьми, «сильный»; 140 марок стоила двенадцатилетняя Бунлай; ее однолетка Мун обошлась в 130 марок. Журналисты вернули детей родителям. Но возникает вопрос: почему, к примеру, Пуинлом продала свою дочь в город?

Пожилой женщине приходится воспитывать пятерых детей. Ее муж умер два года тому назад. С марта по ноябрь она работает на рисовом поле, получая гроши за свой труд. Когда наступают засушливые месяцы и работа на полях замирает, она не знает, как прокормить детей. Они просыпаются и ложатся спать голодными.

Пуинлом никогда не училась в школе, не имеет представления, где находится Бангкок, но слышала, что там живут богатые люди. Деньги, которые она получила за Бунлай, для нее целое состояние, на которое она сможет прокормить какой-то срок остальных детей.

Только по приблизительным подсчетам в Таиланде около 50 тысяч незарегистрированных подпольных фабрик, хозяева которых не только используют труд детей, но и жестоко обращаются с ними, заставляя работать в невыносимых условиях. Факты свидетельствуют, что имеется немало случаев, подобных трагической истории с Маэм, когда детей бедняков покупают при условии, что ребенок должен трудиться бесплатно. Практически работающие подростки низведены до положения рабов, и многие из них никогда больше не увидят своих родных.

Джон Пилджер, корреспондент английского еженедельника «Нью стейтсмен», встретился с двумя детьми, вызволенными с подпольной фабрики. Их день складывался так: подъем в шесть утра, работа до полуночи. В темноте, сидя на полу со скрещенными ногами, они упаковывали сладости. «Когда на работе мне хотелось спать, — говорил изможденный мальчик, — хозяйка давала мне лекарство, чтобы я не заснул. Стоило мне начать работать медленнее, и она била меня по голове». Шестеро других чудом вызволенных подростков при медицинском осмотре были признаны инвалидами. До такого состояния их довел изнурительный труд по 16—17 часов в день на фабрике. И только после того, как на этой фабрике одна девочка умерла от воспаления легких, а другая от сердечного приступа, в дело вмешалась полиция, которая... оштрафовала предпринимателя.

Но для того, чтобы увидеть такого рода человеческое горе, вовсе не обязательно ехать за тысячи километров в Таиланд. Детей продают и в Европе. Оказавшиеся в нищете родители идут на крайность.

Несколько лет назад тысячи телезрителей итальянского города Катандзаро, что находится на юге страны, в области Калабрия, стали свидетелями еще одной человеческой трагедии. Во время популярной передачи частной станции «Телепацио» в телестудию позвонила женщина и взволнованно сказала: «Я так больше не могу. Готова отдать своего пятилетнего сына Плачидо». Когда растерявшийся комментатор попросил рассказать, что ее толкает на такой отчаянный шаг, то он, а вместе с ним и тысячи телезрителей в ответ услышали: «Зовут меня Иммаколата Макри. Мне 38 лет. Кроме Плачидо, на моих руках еще четверо детей — все они болеют, так как мы живем в маленькой сырой квартире. Мой муж не работает уже два года: он был чернорабочим, но надорвался, сейчас страдает от грудной жабы. Мне одной приходится подрабатывать то на сборе оливок, то на уборке. Но сил уже больше нет. Пусть хоть у Плачидо судьба будет полегче — может быть, приютят его добрые люди...»

«Я, нижеподписавшаяся, родившая ребенка (мальчика, девочку) в таком-то году такого-то числа, доверяю его госпоже (господину такому-то), чтобы она (он) позаботились и о его устройстве и воспитании. Получаю за это столько-то лир...» Десятки таких отпечатанных в типографии формуляров-расписок были обнаружены полицией при обыске в городе Салеми (провинция Трапани, на юге Италии). Полиция нашла и список проданных и купленных детей.

В зарубежной печати уже не первый год пишут о существовании нелегального международного рынка торговли детьми. Известно, что в Западной Европе каждая седьмая семья бездетна. Устойчивые пути незаконной торговли «живым товаром» ведут из стран Юго-Восточной Азии и Латинской Америки в Западную Европу, США, страны Персидского залива. Детей доставляют в специальные «детские лагеря», где они содержатся в ужасающих условиях, их «сортируют», отбирают самых здоровых в ожидании благодетелей — бездетных западноевропейских супружеских пар, желающих их усыновить. Однако для того, чтобы получить этих детей, необходимо уплатить крупную сумму посредникам-дельцам.

Для того, чтобы «добыть» детей, используются различные способы. Первый — это покупка. Специальные агенты прочесывают бедняцкие кварталы городов, где за небольшую сумму можно купить ребенка. Второй — похищение детей в небольших деревушках. Третий — кража в родильных домах. В этих случаях отчаявшимся матерям сообщают, что ребенок родился мертвым...

Десятки тысяч детей осиротели в Чили после захвата власти военно-фашистской хунтой Пиночета. Их родители были убиты или брошены в тюрьмы. Покинутые на произвол судьбы юные чилийцы скитаются по городам и селам. Но нищенское существование оказалось не самым страшным из того, что уготовила хунта маленьким гражданам. Один из подручных диктатора предложил свой способ «решения» проблемы детской беспризорности. Органы безопасности регулярно устраивают облавы на маленьких бродяг. Их отправляют на сборные пункты, а потом продают в США и другие страны. Ежемесячно так «экспортируют» около 150 сирот.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте о замечательном русском писателе Александре Ивановиче Куприне, о судьбе Ольги Сергеевны Павлищевой – старшей сестры Пушкина, о талантливейшем ученом Льве Термене, имя которого незаслуженно забыто, несмотря на то, что он автор прототипа телевизора и множества других изобретений, о жизни и творчестве Жоржа Бизе, об уникальных творениях природы, которые можно увидеть в Гатчине, вторую часть детектив Александра Аннина «Сокровища Гохрана»  и многое другое. 



Виджет Архива Смены

в этом номере

Тумаки за доброту

Нравственная норма

Золотая баба

Повесть