Признать комсомольцев застрельщиками

К Т| опубликовано в номере №23, март 1925
  • В закладки
  • Вставить в блог

Вот они комсомолки - девушки наши каковы!...

(Безыменский).

ТОЛЬКО - ТОЛЬКО запестрели газеты заголовками «Поднимайте производительность труда», только загудели страницы «Правды» большими и важными докладами о неотложнейшей задаче рабочего класса - о поднятии производства, а уже зашевелилась комсомолия на «Большевичке».

«Большевичка» - это большое, красивое, светлое здание, это аромат кофе в черных темно - коричневых зернах, с шуршаньем перемалываемых в «обжарке», это - ловкие руки девушек, укладывающих привычные коробки, привычно взвешиваемые четвертушки. «Большевичка» - это девушки - комсомолки.

Работали с прохладцей, т. - е. не то, чтобы уже очень с прохладцей, но к концу 8 - ми часового дня оставались свободными полчаса - час. Норма в ловких руках туго укладывается в рабочее время, и почему бы не поболтать о всяком девушкам, когда норма сдана, а звонок еще не нарушил ритма фабричной жизни.

Но вот, на одном из комсомольских собраний, рассказано было ребятам о великих трудностях советской промышленности, о нормах, которые низки, о прогулах, о крестьянине, который дорого платит за товары, и решили ребята, что вот тут, у себя в своей фабрике, сколько можно сделать, и поняли они, что их, хоть маленькое дело, а если будет выполнено, то не последним будет вклад «большевистских» работниц в общую сумму коллективных усилий рабочего класса.

Ну, и постановила ячейка: девушкам, как сдадут норму, зря не болтаться, а продолжать работу вплоть до звонка, сколько бы не выработали.

Начал комсомольский прилавок, как и полагалось после решения на собрании. Норма готова, но болтовня не сменила шелест бандеролей, легкого шума ссыпаемого кофе. Правда, заартачилась, было, весовщица (не комсомолка) - «Не хочу, мол, работать сверх нормы, сделало свое, и ладно», и без слов на ее место встала Дуся - комсомолка с другого прилавка, где с нормой тоже было покончено. Такое усердие девушек - комсомолок вызвало насмешки цеха, вышучивали, уговаривали.

- «Ишь ты, новости вздумали заводить».

- «На свою шею петлю надеваете, мы тут поработали, состарились, а вы молоды, еще толком не знаете, что такое работа».

Работница Глаша, постаревшая на работе, со строгим лицом, просто сказала:

- Дурочки! Дурочки, и боле ничего.

Но дурочки смеялись в ответ, отбрыкивались, а работа шла своим чередом, и через несколько дней в развесочной разговоры смолкли, неловко как - то стало болтаться без дела в то время, как комсомольский прилавок наворачивал. Комсомольцев поддержала наиболее активная часть рабочих, а подсобные цеха - обжарочная и сортировочная - подтянулись, поспевать ведь надо за развесочной, а мастер развесочной - Семен Петрович, только ухмылялся: «Ишь, какие ретивые. Ну - ну, валяйте, дело хорошее, на красную доску вас вывесим». И почин комсомольский не потонул, не остался только почином, а вырос в четкую фразу: «На «Большевичке» поднята производительность труда на 16%», что и было, где следует, зафиксировано. 8 - ми часовая же выработка комсомольского прилавка равна теперь прежней 10 - ти часовой. А тут и кампания по производительности развернулась во всю ширь, докатилась до «Большевички», и вот протокол общего собрания рабочих фабрики:

ПРОТОКОЛ №..... Общего Собрания рабочих ф - ки «Большевичка».

Слушали: Постановили:

1) О поднятии производительности труда.

1) Признать комсомольцев застрельщиками.

Сейчас все рабочие от старого до молодого вырабатывают выше нормы 21%, а колдоговор новый еще не заключен, и норма еще старая. Так сделали комсомолки на «Большевичке» производственный переворот; не даром старик - рабочий, много лет сряду проработавший у «братьев С. и В. Перловых», говорил: «Называется наша фабрика «Большевичка», большевичка и есть».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Бродяга-электрон

Странствия в телефонном аппарате