Кызыл Яшляр

Н Мухин| опубликовано в номере №23, март 1925
  • В закладки
  • Вставить в блог

СЕЛО БОГОРОДСКОЕ - это свой рабочий мирок, расположившийся - за тихой сокольнической сосной, и сердце богородско - трехтысячного Богатыря» - «Калошный завод», как называют его попросту рабочие. Клуб, читальня, буфет, кино заводского клуба - это центр богородской общественности. В одной из комнатушек клуба приютилась маленькая культурная станция, - уголок, занимаемый татарской секцией комсомольской ячейки «Богатыря».

Татар в Богородске не мало. На «Богатыре» работают на самой тяжелой работе. Выносливые они уже очень», - ответил один из парней с «Богатыря» на вопрос, почему же на самой тяжелой?

Набралась татарская комсомольская группа на «Богатыре», семь комсомольцев - татарчат - кызыл яшляр *) «Красного Богатыря», и открыла ячейка КСМ - татарскую фракцию. Стали налаживать работу, по строчке, - буквально по строчке, разъяснять газеты татарской молодежи, обучать грамоте. Очень скоро сделалась татарская секция центром, вокруг которого стали группироваться и взрослые рабочие татары.

Татарская молодежь, разбросанная по Богородскому, живущая то поденной, то временной работой, перебивающаяся кое - как, не державшая в руках ни одной газеты, говорящая на какой - то изумительной смеси из татарского с русским, потянулась на огонек в татарскую комнату. На своем родном языке все: товарищеское внимание, веселье, учитель, обучающий татарской грамоте, татарская политграмота, и, наконец, комсомольская ячейка, под знаком которой находится вся эта комната.

Слух об этой чудесной комнате, где на красном ситце мавзолея, в Ленинском уголке, написано только одно слово, и это слово легко можно прочесть, потому что вырисовывалось оно невиданными клинышками татарского письма, где можно петь под рояль грустнейшие, скрипучие песни; слух об этой комнате прошел по всему татарскому населению Богородского, а есть даже такие ребята, которые ходят в клуб из - за Тверской заставы. Свет не ближний, верст двенадцать - пятнадцать, но другого места они не знают, а учиться читать, узнать про мир, про комсомол - хочется и темному татарчонку, и изморенные за день ноги упорно шагают мимо звенящих трамваев по влажному снегу Сокольнической рощи. Главный организатор всей этой татарской работы, главный, так сказать, представитель по татарским делам в комсомольской ячейке - тов. Минулин. Он болеет за всех своих татарчат, болтает с ними по - татарски, разъясняет, привлекает, организует. К нему все с почтением, взрослые татары - тоже к нему. Он - душа татарской комнаты.

- «Сегодня вечеринка. Будет беседа, угощение, музыка, - приходите, ребята», - приглашает Минулин, оживленный, торопливый, - русских комсомольцев.

Особенно празднично выглядит сегодня татарская комната. Сегодня вечеринка, сегодня приедут из города товарищи, ученые татары - из университета народов Востока, привезут музыку. И чуть потемнел снег от сумерек, вспыхнул огонь в татарской комнате, и в ее простой чистоте была видна заботливая рука. Сначала - приходили по одному, шаркали ногами в передней, потом рассаживались под стенками, как воробьи, и говорили вполголоса. Какой - то особой походкой, неслышной и странно - покорной, приходили татарки - работницы и просто татарки, живущие в Богородске и садились в другом углу отдельно от мужчин, - тоже тихая болтовня о своем, о женском, и добродушная улыбка - ответ на ласковое обращение кого - либо из гостей. - «Почему вы сидите отдельно? Вот, ты, Мариам, комсомолка - почему ты не притянешь товарок, чтобы вместе с парнями пели, беседовали?» - «Мы так привыкли, мы только, когда кружок занимается, вместе сидим, или когда руководитель пения приходит, так тоже поем вместе, а так - отдельно, не знаю почему, привыкли». И снова улыбается.

А после минуты молчания, вдруг неожиданно:

- «А у меня братишка, комсомолец, в совпартшколе учится, мы с ним вместе с мамой ругаемся про религию».

В ожидании гостей из города, запевает гармонь, - гармонь это любимый инструмент и так непривычно звучит на гармонии нерусская мелодия, непривычно, но страшно правильно.

Есть кое - кто из русских парней с «Богатырской» ячейки. Они гости. За ними ухаживают, им рады, а секретарь, вдумчивый крепкий парнишка, долго, долго слушал пение, долго смотрел на непонятные каракули стенной газеты, а потом, подозвавши к себе Минулина, сказал ему: «Надо бы, парень, отчет тебе о работе в татарской секции представить, и потом, на заводе, татарская молодежь в ячейку еще мало вовлечена, поднажми».

*) Красная молодежь.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Там, где добывается каучук

Приключения члена юно-американской организации КСМ тов. Диего