Приключения моряков «Дианы»

Ю Жуков| опубликовано в номере №337, январь 1941
  • В закладки
  • Вставить в блог

Это драматическое и поистине необыкновенное событие в официальной «Летописи кораблекрушений и других бедственных случаев русского военного флота» отмечено лишь одной фразой:

«Диана», фрегат; 11 декабря 1854 года во время землетрясения в Японии, находясь в бухте Симода, при ясном небе и маловетрии, на якорях, одними лишь ужасными колебаниями моря был приведен в крайне гибельное состояние и при буксировке в порт затонул против горы Фудзи...»

Однако в свое время гибель фрегата «Диана» наделала много шума, и отзвуки ее сохранились не только в официальных донесениях и шканечном журнале командовавшего злосчастным кораблем капитана-лейтенанта Лесовского: ей были посвящены многочисленные сообщения в русской и иностранной печати, письма очевидцев катастрофы, воспоминания потерпевших.

Поэтому нам удалось восстановить довольно детально историю необыкновенного кораблекрушения и не менее интересную историю последующих приключений мужественной команды русского фрегата.

Роковой день города Симода

Фрегат «Диана», успешно закончив кругосветное путешествие, 11 июля 1854 года бросил якорь в бухте де-Кастри. Присланный из Кронштадта на смену пришедшей в ветхость «Палладе», этот фрегат выглядел весьма внушительно, и находившийся на восточном Поморье вице-адмирал Путятин поспешил воспользоваться новым кораблем, чтобы завершить затянувшиеся переговоры с Японией о заключении торгового договора.

Время было военное. Уже прогремела на весь мир эпопея Синопа, уже Англия и Франция прервали отношения с Россией, соединенные эскадры союзников шныряли вдоль русских берегов Тихого океана.

Но «Диана» благополучно прорвалась через кольцо блокады. Посетив порты Хакодате, Осака и Кадо, фрегат прибыл, наконец, на рейд города Симода, куда явились и послы японского правительства для переговоров с Путятиным.

Переговоры тянулись томительно и нудно, бесконечные церемонии сменяли одна другую, и конца им не было видно. Но совершенно неожиданно разразились трагические события, заставившие участников переговоров забыть на время о всяких дипломатических условностях.

Несчастливый день 11 декабря 1854 года начался весьма обычно. Море было совершенно спокойно. Пригревало солнце. Легкий вест – зюйд-вест ласкал снасти фрегата. И вдруг около десяти часов утра все находящиеся на корабле почувствовали какие-то странные удары: как будто бы кто-то невидимый и сильный схватил фрегат и потряс его.

Люди выскочили на палубу. Им представилось странное зрелище: вода в бухте закипела. Вокруг скалистого острова Инубасири, брошенного среди залива, поднимались грозные мутные волны. Джонки, стоявшие у берега, понесло прямо на дома, море хлынуло в залив и обрушилось на город. Через какое-нибудь мгновенье сотни зданий исчезли под водой.

И тут же море стремительно хлынуло вспять, унося с собой страшную добычу: обломки домов, крыши, перевернутые джонки, захлебывающихся в воде людей. Но вот с моря пришел новый вал, еще более мощный: уровень воды поднялся сразу на три сажени, и весь город очутился под водой. Капитан-лейтенант Лесовский быстро записывал в шканечном журнале:

«1/4 11 часа. Отдали другой якорь. Едва успели задержаться, как течение переменилось, и в миг город был истреблен вконец; местами оставались одни каменные храмы, выстроенные на возвышениях. В то же время над городом показалась полоса дыма, и по воздуху распространился сильный серный запах. Все суда, а с ними и фрегат, начало вертеть с такой быстротою, что многие почувствовали головокружение и головную боль».

Очевидцы подсчитали, что в течение тридцати минут фрегат сделал сорок два полных оборота. Со стоном и треском металось это могучее судно вокруг якорных цепей.

Вся поверхность бухты была покрыта жалкими обломками, за которые цеплялись утопающие люди. Рыдания и крики оглашали воздух. И хотя сами русские моряки находились на краю гибели, они пытались помочь погибающим, бросая им концы, хватая за руки людей, которых проносило мимо борта. На палубу подняли какую-то полумертвую старуху, потом спасли нескольких рыбаков, цеплявшихся за обломки джонок.

Наступила критическая минута: фрегат, натянув якорные цепи до отказа, всем бортом метнулся к страшной скале Инубасири.

«Средств остановить фрегат не было, мы смотрели на приближающуюся скалу и ожидали, что в следующую минуту фрегат о нее разобьется, - так доносил впоследствии морскому министру вице-адмирал Путятин, - шум течения, спертого между фрегатом и островом, все увеличивался. Но в трех шагах от грозной скалы фрегат остановился, постоял и через несколько секунд пошел обратно...»

Приливы и отливы чередовались с непостижимой быстротой. Корабль то швыряло на бок, то несло к берегу, то с силой бросало о камни, то снова и снова вертело вокруг якорных цепей. Одно из орудий сорвалось с места и начало крушить все на своем пути. Матрос Соболев был убит наповал. Квартирмейстеру Терентьеву переломило ногу. Матросу Викторову оторвало ногу ниже колена.

Как ни крепко был слажен фрегат, эта адская тряска доканала его: с палубы увидели, как мимо пронесло всплывший на поверхность большой кусок фальшкиля и киля длиной около 80 футов. Потом у фрегата оторвало руль. Потом вырвало большую часть старн-поста, и шпунтовые доски открылись с обеих сторон по торцу на 4 1/2 дюйма. Вода хлынула в трюмы...

После полудня толчки прекратились. В шканечном журнале «Дианы» записано:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены