Пора оценок

Валерий Борзов| опубликовано в номере №1229, август 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

Тут промелькнули два словечка: «узнать» и «удача». Они заслуживают того, чтобы на них остановиться.

Узнавание (в данном случае способность узнать твой собственный, тобою созданный идеал) необычайно важно в любой деятельности, тем более в нашей, где пока что очень мало объективных критериев. Конечно, «голы, очки, секунды» - (килограммы, сантиметры) объективны и в какой-то степени отражают ситуацию, но главным образом ее количественный аспект. О качественном через цифирь можно только догадываться. А между тем именно качество в спорте первично, оно фундамент, основа. Количество же – только следствие качественных достижений либо утрат.

Как же быть спортсмену? На что ему ориентироваться? Кого слушать?

Себя.

Себя слушать, себе верить, от себя (идеального) вести отсчет, к себе (идеальному) идти.

Это трудная, но необходимая наука. Интуитивное чувство своей гармонии и идеала есть в каждом, но не каждый умеет его узнать, проявить, развить; не каждый отваживается верить себе, зачастую вопреки мнению окружающих, якобы «объективным» показателям.

Ты сам свой высший суд

Я думаю, что умение понимать голос своего тела – вернейший признак одаренного спортсмена. И чем выше это умение, тем выше спортивный талант. (Я не говорю здесь о воплощении его: для этого необходимо уже иное качество – характер.)

Умение видеть себя и как бы со стороны и тем более изнутри было, считаю я, присуще мне всегда. Но я и развивал его. Вначале неосознанно, потом вполне сознательно. Думаю, что именно этому умению я обязан многими своими достижениями, в особенности качественными. На него я прежде всего рассчитываю, стремясь к своему двигательному идеалу.

Кстати, здесь будет уместно сделать отступление, чтобы назвать (разумеется, вчерне, в самом грубом приближении), какие есть типы спортсменов (и соответственно тренеров). Это поможет показать и мое место; значит, и вы будете лучше понимать меня.

Самый характерный тип спортсменов – это двигательно одаренные люди, талантливые именно в спорте. Все их успехи и совершенствование основаны на интуитивном понимании себя, чувствовании себя. Они, как говорится, «желудком» чуют истину и только «желудку» верят.

На другом полюсе – спортсмены наученные. Объективно – от природы – у них нет физических шансов на большой успех или, скажем так, не должно быть. Но использование новейших достижений науки, самых совершенных методик позволяет им на равных сражаться с одаренными (однако, как правило, «темными», относящимися с недоверием ко всему, что воздействует на них со стороны, и прежде всего к науке; это вчерашний день спорта, типичные его издержки, детская болезнь) соперниками, а нередко и побеждать их.

Третья категория – промежуточная. Это спортсмены без ярко выраженного таланта к движениям и в то же время не умеющие воспользоваться (или объективно не имеющие такой возможности) наиболее совершенной на сегодняшний день методикой тренировок, достижениями спортивной науки вообще. Чаще всего они становятся жертвами спортивной моды. Уже на следующий день они подхватывают и пытаются применить что-то подсмотренное (услышанное, прочитанное) у лидера. Как правило, без критического осмысления, даже без ясного понимания сущности подхваченного факта. Естественно, результаты такой погони за новациями непредсказуемы. Кому-то это приносит успех, хотя бы временный, но чаще это становится причиной ухудшения прежних достижений, срывов. Отсюда разочарования, иногда даже трагедии.

Вот пример.

Может быть, вы помните, одно время я стартовал нестандартно, с опорой на одну руку. Это прогрессивная поза, дающая немалый выигрыш на первых, самых важных метрах дистанции; она снимает асинхронность движения руками (одна рука уже на замках), но за преимущество надо платить: уменьшение числа точек опоры усложняет старт. Я вынужден был отказаться от этого метода впоследствии поневоле: у меня консервативная двигательная память, столь революционная перестройка стереотипа была затеяна поздновато; я никак не мог достичь стабильности, выигрыш в случае удачного «попадания в движение» был столь же вероятен, как и проигрыш в случае неудачи. Чувствуя, что к Олимпиаде в Монреале я не успеваю принципиально снизить степень риска (а азартные «пан или пропал» – не в моем характере), я вернулся к классическому старту, стремясь отшлифовать его до совершенства.

Если не ошибаюсь, я впервые стартовал с отведенной назад рукой на зимнем первенстве страны. Как обычно, это соревнование показывали по центральному телевидению. Каково же было мое изумление, когда меньше чем через месяц, глядя по украинскому телевидению какие-то соревнования в Донецке, я увидел, что большинство спринтеров стартует с отведенной назад рукой. А потом это же повторилось и на всесоюзных стартах того года... Представляете? Ведь ни сами спортсмены, ни их тренеры не могли иметь строго научного обоснования этого метода, тем более времени, чтоб его хотя бы сносно освоить. Но так стартует «сам Борзов» – и они ничтоже сумняшеся бросились за ним во все тяжкие. Потом я это дело оставил – и сегодня ни один спринтер не пытается так стартовать. А зря.

Следовательно, я разделяю спортсменов (и тренеров) в зависимости от трех факторов: одаренности, степени освоения новейшей науки и самостоятельности.

Где я вижу свое место? К какой категории себя отношу?

У меня смешанный вариант.

Безусловно, двигательно я одарен, верю в себя, верю своему чутью, своему телу (первая категория). В то же время мне повезло с тренерами, которые научили меня грамотно пользоваться своим телом, брать от него достаточно много (вторая категория). В некоторых интервью я называл цифру: мол, до сих пор я использовал возможности своего тела не более чем на 70 процентов. 70 – это немало, это прямой результат серьезного научного подхода к тренировочному процессу. И в то же время 30 процентов запаса – столь огромный резерв, что даже сейчас, на пороге тридцатилетия, я с надеждой и интересом гляжу в будущее. Оно зависит во многом от того, насколько мне удастся использовать этот невостребованный запас. А подобрать к нему ключи может только наука. Чем, собственно говоря, я и занят теперь.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены