Поиски и победы

Л Бродская| опубликовано в номере №773, август 1959
  • В закладки
  • Вставить в блог

На московском заводе «Каучук» мне доводилось бывать не раз. Была я там и в дни июньского Пленума. Важнейшие проблемы, которые обсуждались в Большом Кремлевском дворце, неизменно находили горячий отклик в сердцах рабочих.

- Вот, смотрите, - развернула газету старший технолог первого цеха Римма Давыдовна Гофман. - Никита Сергеевич сказал, что нам нужно сейчас исходить из стремительного развития науки и техники и сделать все для того, чтобы побыстрее внедрить новые машины, новые приборы и приспособления... Что ж, у нас на заводе уже кое - что сделано, начало положено. И, надо сказать, большую роль тут сыграла молодежь.

Действительно, только в нынешнем году молодые рабочие, участники конкурса изобретателей и рационализаторов, внесли около шестисот предложений, из которых почти четыреста было внедрено в производство. Это сэкономило заводу семьсот тысяч рублей!...

Анатолий Шварц и Владимир Гадзик, бригадиры двух коллективов, соревнующихся за право называться бригадой коммунистического труда, разработали систему автоматического управления ремневыми прессами. Михаил Романович Арштейн, Владимир Павлович Касаткин и Анатолий Шварц сконструировали полуавтомат, вулканизирующий формовые изделия. Такой полуавтомат, впервые внедренный в резиновой промышленности, позволяет в два раза увеличить производительность труда, значительно облегчает труд рабочих. Комсорг цеха Александр Когенман разработал устройство, которое автоматически разгружает резиносмеситель. По его предложению в подготовительном цехе на всех резиносмесителях поставлены режимные часы. Они помогают точно в определенное время загружать составные части смеси. Немало интересных рационализаторских предложений внес бригадир слесарей - монтажников, воспитанник ремесленного училища Юрий Корсаков.

... Аппаратчики не раз обращались к киповцам - работникам цеха контрольно-измерительных приборов.

- Хоть бы вы, хлопцы, придумали что-нибудь. Ну, прямо беда: скачет проклятущая температура то вверх, то вниз! За день так намаешься с ней, что свету не рад...

Аппаратчики были правы. Надзор за котлами требовал от рабочих постоянного напряжения, беготни. К тому же и технологи жаловались на несовершенство приборов, регулирующих температурный режим. Каучук - капризный материал, и процесс получения его требует точной, вполне определенной температуры. Малейшее нарушение режима сказывается на качестве.

Об этом знали и мастер Владимир Гадзик, и слесарь - сборщик Михаил Золотое, и слесарь - монтажник Михаил Богомолов. Эти молодые киповцы бывали в цехах не только потому, что должны были следить за эксплуатацией приборов, ремонтировать и налаживать их... Их волновали все заводские дела, и прежде всего такой наболевший вопрос, как автоматизация и механизация технологических процессов. Уж кто-кто, а киповцы-то знали, что без автоматики невозможна высокая производительность труда!

В цехе № 1, или, как его называют на заводе, подготовительном, Михаил Золотое задерживался дольше обычного. Здесь, в подготовительном, начинается процесс получения того пластиката, из которого в других цехах завода готовят различные резино - технические изделия для автомобильной, авиационной и тракторной промышленности. И вот именно здесь аппаратчики работали по старинке, с несовершенными пневморегуляторами, которые к тому же приходилось проверять с помощью обыкновенных ртутных термометров. Рабочие вынуждены были все время находиться у котлов, где жара достигает 40 - 45 градусов. Они поддерживали температуру в определенных границах, чтобы предупредить вспышки в котлах, окисление каучука... И все-таки каучук окислялся, шел в брак, его уже нельзя было использовать по прямому назначению.

А при вспышках пластикат растекался по котлу и так затвердевал, что его приходилось вырубать. Не говоря уже о потерях времени, при чистке котлов аппаратчики часто выводили их из строя, разрушая обогревательную систему или другие устройства...

«Как устранить эти ненормальности?» - не раз спрашивал себя Михаил и не находил ответа. Но не в его характере было отступать...

Золотое решил посоветоваться со своими товарищами по бригаде - Владимиром Гадзиком и Михаилом Богомоловым. Оба были опытными рационализаторами, квалифицированными рабочими, известными всему заводу.

- Оснастить котлы автоматикой - дело очень нужное, - сказал Владимир. - Что ж, попробуем набросать схему...

Оставшись после смены в цехе, друзья уединились в одной из комнат. На столе появился лист бумаги с эскизом котла. Начались поиски схемы... И вот внутри котла вдоль его стенок легли металлические рельсы, на которые с помощью тележки должны были вкатываться противни с каучуковой «лапшой». Тут же спиралью обозначился электрический обогрев. На специальном щите, рядом с приборами, показывающими температуру, появился «КЭП - 6» - командный электропневматический прибор. Он - то и должен был автоматически включать и выключать котел...

Но одно дело - набросать схему, другое - претворить ее в жизнь. Трудности начались с той поры, когда бригада, проделав все необходимые монтажные работы, приступила к испытаниям. Долгое время никак не удавалось наладить контакт между потенциометрами и обогревательной системой котлов. Приборы работали нечетко.

- Не поставить ли менее чувствительные приборы? - предложил друзьям Михаил.

- Давайте попробуем.

Вместо потенциометра взяли более простое устройство - милливольтметр. Но и это не дало существенных результатов. Друзья проделали более тридцати экспериментов, но удача не приходила.

Однажды, когда, казалось бы, все уже было испробовано, Владимир Гадзик стал еще раз осматривать внутреннее устройство котла. Оказалось, что котел и его обогревательная система представляют собой большое магнитное поле.

- Вот! - сказал Владимир. - Это поле и создает колебания в приборах. Все ясно.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены