Почему так получилось

Г Горбунов| опубликовано в номере №739, март 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

Письма, письма. Нет их больше. Недели через две после разговора в учительской Прасковья Ивановна специально пришла к Тане домой и жаловалась родителям. И Таня перестала отвечать Юре. Перестал писать и он. В последнем письме были такие строки: «Эх, ты! Испугалась, что запачкаешься...»

Нет больше писем от Юрки. Но со всех концов республики пишут Тане неизвестные ей люди, узнавшие из комсомольской газеты о ее беде. Далекие друзья советуют, упрекают, вспоминают случаи из своей жизни.

«Милая Танечка! - пишет Зоя Иванова. - Вы славная девушка, у вас хорошее сердце и вы должны помочь Юрию. Любите его и напишите ему, ведь видно же по рассказу, что в нем есть много хорошего, очень много. Конечно, он совершил преступление, за которое и расплачивается. Но как можно отвернуться от него сейчас, когда он все понял, когда ему так тяжело? И что это за преподаватели, которые могли таким образом повлиять на вашу переписку и дружбу? Тому ли учит нас Макаренко?...»

Совсем в другом городе живет и учится Рэната Суханова. Еще в средней школе она подружилась с юношей, который бросил учиться и потом работал. Все было хорошо. Но он связался с дружками, похожими на Юр иных. Это привело его на скамью подсудимых. «Мне было тяжело, - пишет Рэната, - я боялась, что провалю экзамены на аттестат зрелости». Он прислал ей письмо. И она ответила ему и продолжает писать, хотя многие возражали. «Я должна ему писать и буду писать. Это поможет ему. Он очень раскаивается в случившемся, и я не должна, да и не хочу отворачиваться от него. Я очень была рада, - продолжает Рэната, - когда, читая газету, дошла до того места, где Юрий написал тебе первую записку и ты ответила ему». «Когда я прочитал статью, у меня появилось желание глянуть в глаза Татьяне Сумароковой и сказать: «Не все еще потеряно, Танюша. Юрий вернется к тебе, слышишь?! Ты его должна вернуть, сию же минуту сядь и пиши ему письмо, пиши всю правду, да поскорей». Это пишет человек, который считался когда - то хулиганом, пил водку и дебоширил.

Избавиться ото всего этого помогла ему девушка. «Сейчас я заканчиваю училище, - пишет он, - и лишь удивляюсь, вспоминая свое прошлое: неужели мог все это творить я?»

« - Кто виноват в разбитой дружбе? - спрашивает директор Варакл я некой семилетней школы А. Мовель и отвечает: - Конечно, школа.

С горечью думаешь: неужели в этой неназванной школе работают такие черствые люди, которые способны погасить лучшие чувства в сердцах своих воспитанников?! Мне кажется, что дело здесь не в недостатке душевных или умственных качеств воспитателей. Дело, на мой взгляд, в том. что очень многие наши педагоги и вообще взрослые, в том числе и родители, не умеют да и не хотят разобраться в сложных и противоречивых душевных переживаниях, с которыми неизбежно раньше или позже сталкивается подросток - будь то мальчик или девочка.

Я недавно с большим интересом и волнением перечел книгу Р. Фраермана «Дикая собака Динго, или повесть о первой любви». И там есть девочка Таня, ученица 7 - го класса, которая умеет крепко дружить, но она оказалась счастливее своей тезки: ее поняли учительница и отец. Таню же педагоги понять не захотели... Когда Юра уже свернул с правильного пути и у Тани появились «тройки» в дневнике, разве тогда она не нуждалась в теплом слове и добром совете умудренного жизненным опытом человека? Ведь иногда педагогу рассказывают больше, чем родной матери. Но случилось совсем иное. И лучшие чувства девочки - подростка оказались разбитыми.

Как же быть теперь? Действительно ли хорошая комсомолка не имеет права дружить с плохими людьми?

Бесспорным является одно: давняя хорошая дружба не должна погаснуть. Ведь издавна известно, что истинная дружба как раз и познается в беде. А Таню толкнули на то, чтобы она оставила в беде друга.

Да, Таня, ты не могла бросить вызов большим и авторитетным для тебя людям. Ты подчинилась им - и пришел конец самому лучшему, что жило в твоем сердце. Но пойми, Таня, здесь произошла горестная ошибка. Эти люди не знали, что у тебя делается на душе, чем ты жила последние пять лет. Напиши, обязательно напиши Юре письмо, расскажи ему все, что накопилось у тебя за это время на душе. Он, без сомнения, поймет тебя и простит. И твоя верная дружба спасет его. Он будет тебе благодарен всю жизнь».

Глаза Тани полны слез. Да, было бы так хорошо, если бы она тогда написала Юре! Но она не написала. Не написала, когда ей в редакции посоветовали это сделать. Не написала, когда десятки других говорили ей об этом.

С тех пор прошло много, много времени. Таня окончила школу. Юра досрочно вернулся домой. Оба они работают на одном заводе. На одном. Но их не видели больше вместе. А когда случается встретиться, оба невольно опускают глаза и... расходятся. Расходятся, и Таня знает, что вечером снова будет листать дневник, снова будет ворошить старые письма.

Вот и все. На этом можно было бы поставить точку. Может быть, история, случившаяся недавно в одном из прибалтийских городов, на этом и закончится: Юра и Таня так и не найдут пути друг к другу. Может быть. Но нам хотелось бы поговорить о другом: об ответственности коллектива за судьбу каждого человека.

Известно, что вовремя поданная рука спасает тонущего. Моральная поддержка товарищей заставляет иного совершить то, на что он был бы не способен в одиночку. А вот этой - то поддержки не было проявлено ни со стороны Тани, ни со стороны ее воспитателей. Любой из нас может спросить: почему Таня, узнав, что Юра связался с плохими дружками, не проявила настойчивости, чтобы оторвать его от них? Где были те, с кем Юра трудился бок о бок, почему они так мало интересовались, как он проводит время за стенами завода? Где была их комсомольская совесть, которая не может допустить холодного, равнодушного отношения к судьбе товарища? Ведь прояви они чуточку больше внимания, подай вовремя руку Юре - и печальной истории, о которой мы рассказали, могло бы не быть. Но время было упущено, зло разрослось, и только - только вступающий в жизнь юноша попал на скамью подсудимых. Заканчивая этот очерк, нам хочется сказать: пусть история Юры и Тани будет предостережением для тех комсомольцев, кто живет, руководствуясь еще старой пословицей «моя хата с краю», кто равнодушно относится к тому, что делается рядом.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Тайна «Принцессы Кашмира»

Рассказ. Окончание. Начало см. «Смену» №№ 1, 2, 3, 4