Почему так получилось

Г Горбунов| опубликовано в номере №739, март 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Случилось что - нибудь? - тревожно спросила Таня.

Новость ошеломила ее. Милиционер задержал Юрку на улице. Он грабил прохожих, вернее, грабили его приятели, а он смотрел. Таня не могла глядеть на осунувшееся, сразу постаревшее лицо Юркиной матери. Стиснув руки, она сидела в комнате: утешать не могла.

Потянулись дни. Таня ходила в школу, отвечала у доски, писала контрольные, скомандовала» дежурными. Только теперь ее реже видели смеющейся и в дневнике появились тройки. К родным Юрия ходила аккуратно. И мать и бабушка всегда радовались ее приходу. Однажды мать сказала: «Юра о тебе, Танюша, спрашивает. Видно, хочет написать, да боится».

- Пусть напишет, - быстро ответила Таня.

Записка была короткой: «Знаю, что не простишь. Сам виноват. Маму не забывай».

Потом был суд. Таня сидела в уголке, пугливо озираясь по сторонам. На столе у судьи лежали самодельные ножи. Юрия приговорили к пяти годам заключения.

Когда Таня выходила на улицу, какой - то парень подошел к ней. Она вздрогнула. Чего ему нужно? У парня было серьезное лицо, нахмуренные брови. Пристально, без улыбки он рассматривал Таню.

- Послушайте, девушка. Юра мне рассказывал о вас. Да вы не бойтесь. Мы работали с ним а одном цехе. Я хочу вам сказать: не бросайте его сейчас.

- Я не брошу, - проронила Таня и, махнув варежкой, побежала.

Письма из лагеря шли аккуратно. Юра писал: «Не верится, Таня, что ты будешь отвечать мне после всего того, что со мной случилось... Сама знаешь, кто я теперь...

Таня! Не думай, что я дошел до грабежа. Виной всему водка. Это через нее я попал в эту компанию. Как вспомню обо всем, что было, так хочется сквозь землю провалиться.

В компаниях этих умеют ловить нашего брата. И уж если попадешься, то не выпустят. С того времени, как познакомился с ними, и пошло у меня все вверх ногами, стал заглядывать в рюмку, а тут еще, одна... проходу не стала давать. До сих пор не разберусь: или подстроили это, чтоб меня крепче заманить, или на самом деле я ей понравился, но она все уверяла, что с ума сходит по мне. А как придешь к ней - опять водка и водка, и погряз я в этом по самые уши... С надеждой вспоминал всегда о тебе, и, наверно, одна ты могла помочь мне вылезти из этой грязи. Но стыдно мне было видеться с тобой, я сам себе казался парой до омерзения грязным, а ты, ты была совсем, совсем из другого мира, где школа, тетради, учительница. Поэтому я и перестал заходить к тебе в последнее время.

Нахожусь на старом месте. Работаем на строительстве. О людях, среди которых живу, пока ничего хорошего сказать не могу. Очень трудно найти здесь друга, такого, чтоб действительно был другом. Но у меня есть один парень на примете, думаю, что сдружусь. Письма получаю только от тебя и из дому, больше ни от кого. Теперь буду ждать ответа и прошу писать больше о себе, о городе, обо всем. От души желаю успешной сдачи экзаменов. Что говорят про меня твои подруги и мама? Не забудь выслать фото, которое ты мне обещала.

С приветом Юра.»

А вот другое письмо:

«Танюша, здравствуй!

Часа два назад получил твое письмо, и вот сижу сейчас с ним в руках и думаю обо всем, что ты мне написала. В письме ты меньше всего - уделяешь внимания нашим отношениям, а мне именно о них хочется поговорить. Ты пишешь, что никогда меня не простишь. Я, пожалуй, этому верю, такие вещи редко прощаются. Одно только тебе скажу: не беспокойся, я вернусь другим. А насчет того, что на тебя пальцем указывают, - постарайся не принимать это близко к сердцу. И я не согласен с тобой, что наша дружба - черное пятно в твоем прошлом. Вспомни, сколько между нами было хорошего. А если иногда происходили кое - какие недоразумения, то в этом есть частица твоей и моей вины. На мне вот сейчас действительно лежит пятно, и тяжело с ним, с этим пятном. Спасибо тебе, Таня, за правду и откровенность. Из твоего письма я понял, что не безразличен тебе, и если время не угасит твою теплоту ко мне, которую я почувствовал в письме, то, может, и ждет меня впереди большая радость. Как ты думаешь, Танюша?

Возможно, тебе надоела вся эта писанина об отношениях, воспоминаниях и прочем, но поверь: мне хочется поговорить с человеком, о котором я думаю, которого ценю и уважаю и который, по - моему, больше кого - либо другого способен понять меня.

Очень рад, Таня, что ты навестила маму и бабушку. Хочется сказать тебе что - нибудь теплое, ласковое, но словами это трудно передать. Пиши, Танюша, больше, твои письма для меня - большая радость.

Жду. Юра.»

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Тайна «Принцессы Кашмира»

Рассказ. Окончание. Начало см. «Смену» №№ 1, 2, 3, 4