Почему отступил комсомолец Сотников

опубликовано в номере №190, май 1931
  • В закладки
  • Вставить в блог

Когда через неделю я добился постоянной выработки больше, чем другие, я заявил об этом в ТНБ и ячейку и вызвал других ребят по цеху.

Вызов принял Сафонов и еще двое ребят. В перерыве Сафонов подошел ко мне и говорит:

- Давай объединимся в комсомольскую бригаду по встречному пересмотру норм и вызовем весь цех.

Я, конечно, отказался, потому что я уже и так весь цех вызвал и выше всех норму дал. Зачем же чужими руками жар загребать? Я лучше буду без бюрократизма на норму нажимать, и пускай остальные меня догоняют.

Так я Сафонову сказал, и мы разошлись.

В скором времени и началась самая волынка.

У нас вообще на заводе к хронометражистам и работникам ТНБ очень не дружеское, злое отношение. Ребята, которых продвигают в ТНБ, прямо плачут.

- Ради бога, - говорят, - что хотите, делайте, только не в ТНБ.

У нас ТНБ называют даже - «тяни нашего брата».

Ну вот, когда мое заявление рассмотрели, и хронометражисты начали выяснять, как другие станки работают, - случился скандал.

Рядом со мной работает Аникиев, молодой парень, он с год как на завод пришел. Когда хронометражист от меня пошел: к нему, Аникиев сначала все отворачивался, спину показывал, а потом обернулся и как закричит:

- Что ты, сволочь проклятая, над душой стоишь!... Последнюю копейку изо рта вынимаешь! - И пошел, и пошел.

А я Аникиева знаю. Он из деревни до последнего времени посылочки получал, и все туда монету переплавлял. Об этом все в цеху знали, но никто не дал ему отпора. Наоборот, все побросали станки, собрались вокруг в кучу, стали кричать, ругаться. Неразбери-бери, хронометражист передрейфил, побледнел, я ему на выручку бросился. Сам тоже в ответ стал кричать: «Сволочи вы! - кричу, шкурники, рвачи!» Поругались мы и тем и кончилось.

Но вот с того дня в цеху на меня начали коситься. Некоторые даже свои, из ячейки, комсомольцы отворачиваются, не разговаривают, руки не подают, будто я сто рублей украл или убил кого.

А дальше пошло еще хуже.

ТНБ признало, что моя повышенная против других выработка вполне возможная и нормальная, и разработала нормы для всех станков.

Вывесили в цеху проект норм. А проработать, с рабочими в цеху, потолковать об этом как следует - не догадались или не собрались. Не знаю.

Наверно думали, - раз на собрании все были, значит, можно без разговора дальше действовать.

А по цехам кто-то шептался, кто-то шушукался, шуточки перебрасывал. Под шумок кто-то тихо орудовал. Это и дало себя знать. Как только объявили проект норм, вдруг забегали наши бывшие меньшевики, затревожились.

Прихожу я на другой день на завод и узнаю.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены