Петр Балакшин. «Васко да Гама»

Петр Балакшин| опубликовано в номере №1737, июль 2009
  • В закладки
  • Вставить в блог

На следующий день профессор Кандыба достал все, что мог, в библиотеке на немецком и французском языках и, вооружившись словарями, усердно принялся за изучение блестящего века открытий Португалии.

Прежде всего, он кратко начертал для себя жизнь и деятельность Васко да Гамы. Сведения о нем были весьма кратки даже в португальских источниках. Родился в 1460 году, умер в 1524. Место рождения – Синес, провинция Алентехо. В июле 1497 года экспедиция под командованием Васко да Гамы отплыла из Лиссабона, прошла вдоль западного берега Африки и, обогнув мыс Доброй Надежды, пересекла Индийский океан и высадилась в порту Каликут, Индия. Два с лишним года спустя Васко да Гама вернулся в Лиссабон, но затем волнения в Каликуте заставили его вновь вернуться в Индию. Последние годы, будучи в звании вице-короля Индии, он жил в Кошине, где и скончался.

То, на что случайно наткнулся Кандыба при изучении периода великих открытий, было имя другого навигатора, которое заставило его крепко задуматься и придти к смелому выводу.

Португальские источники того времени упоминали о некоем навигаторе по имени Мартим Лопец, который также был отправлен на поиски пути в Индию. Но вместо обычного курса на юг Лопец отплыл на север и открыл остров, которому дал название Новая Земля.

Когда профессор Кандыба наткнулся на этот факт, он пришел в неописуемое волнение. Почему Мартим Лопец и Новая Земля? А не мог ли этот «португальский навигатор» быть русским, по имени, например, Мартын Хлопец! Кто же он на самом деле? Как указывает его имя, Мартын Хлопец мог быть беглым польским холопом, попавшим в Новгород и оттуда после войны с Московским государством Ивана Калиты вместе с двумя ушкуйниками бежавшим на юг и после поступившим на службу к португальским королям.

История блестящих открытий золотого века Португалии указывала еще на одно имя. В 1513 году Педро де Маскаренхас первым высадился на острове Раюнион…

– Не зазвучит ли это имя, – спрашивал себя профессор, – также на русский лад при маленькой фонетической поправке? Может, это Петро Москаленко или Петр Макаренко?

Через несколько дней Кандыба вновь побывал в маленьком музее. Книга лежала на том же месте, так же прикрытая другими предметами. Профессор попытался расспросить сторожей, каким образом она могла оказаться среди вещей Васко да Гамы, но никто из них не мог ни понять его, ни ответить. Они вряд ли даже знали, что книга была русская.

После некоторой настойчивости Кандыба добился, чтобы ему открыли шкаф и позволили вытащить книгу на свет. Его, конечно, интересовала только первая страница, титульный лист. Тщательно сохраняя все знаки препинания, он записал старинный текст:

Сия Божия книга дом Преосвященнейшего Гавриила, епископа Псковского, а Славяно-Грамматического училища учителя и грамматиста Тимофея Ипатьева, собственная. А цена бо ей двести пенязей, сего дела подписал я, Тимофей Ипатьев, собственной своею рукой во городе Пскове, в доме своем 1476 года в память святые Мироносицы Марии Магдалины, и сим бо словом любезнейшим тако заключаю. Аминь.

После этого уже не оставалось никаких сомнений, что Васко да Гама, как и Мартин Хлопец и Петро Москаленко, был русским.

Затем наступил один из самых интереснейших периодов жизни Кандыбы. Он разработал смелую теорию, по которой Васко да Гама, Мартим Лопец и Педро де Маскаренхас были русские выходцы, осевшие в Португалии и там изменившие свои фамилии на португальские.

Своей оригинальной теорией профессор вскоре смог заинтересовать советскую Академию наук, которая отнеслась с понятным энтузиазмом к неожиданному случаю выправить исторический факт такого огромного значения. Вопрос сводился к тому, что нужно было точно установить личность Васко да Гамы и выяснить его подлинное русское имя.

При помощи Академии удалось установить в архивах Пскова личность «учителя и грамматиста» Тимофея Ипатьева. Чем больше думал Кандыба о русском происхождении Васко да Гамы, тем неразрывнее скреплялись звенья исторической цепи, и убедительней становилась она в своей исторической правоте.

Один факт, приведенный профессором Кандыбой, оказал особое влияние на Академию наук в принятии ею научной теории. Во время своего путешествия в Индию для усмирения восстания Васко да Гама с тщательностью и добросовестностью вчистую ликвидировал местное население. Одно это обстоятельство должно было укрепить за русскими все права на притязания португальских колоний.

Путем живой переписки с Академией Кандыбе удалось проследить значительный период жизни великого мореплавателя на его родине в Пскове. Точно была установлена личность шестнадцатилетнего юноши, бежавшего из училища в 1476 году. Следуя авантюрному влечению своего сердца, молодой грамматист бежал в Новгород, где, связавшись с ушкуйниками, направился к Черному морю, а из него – в Средиземное. Вначале к нему пристал беглый холоп Мартын Хлопец, а на Украине они встретились с Петром Москаленко и уже втроем перебрались на юг, на авантюрную службу к португальским королям.

Оставалось определить только настоящее русское имя Васко да Гамы. Трудность заключалась в том, что оно не поддавалось расшифровке, как это было с именами Мартима Лопеца и Педро де Маскаренхаса.

Наконец настал день, когда профессор Кандыба получил телеграмму из Академии. Он еще не мог знать, что сулил ему этот день, когда принял конверт из рук хозяина отеля. Но знал одно – будь это счастливейший день в его жизни или нет, он привел его к концу исторических исследований.

В неудержимом волнении с телеграммой в руках Кандыба подошел к окну, рванул конверт телеграммы, и сердце его чуть не остановилось от ликования.

На желтой наклеенной ленте было напечатано только два слова, состоящих из одного имени: Васька Хамов.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Музыка под дождем

В Архангельском прошел Шестой фестиваль «Усадьба. Джаз»