Первые дни

Владислав Янелис| опубликовано в номере №1324, июль 1982
  • В закладки
  • Вставить в блог

Наш поезд прибывал в Свердловск рано утром, слишком рано даже по свердловскому времени, не говоря уже о московском. Исходя из этого, заведующий сектором ЦК ВЛКСМ Петр Качкуров, он же начальник поезда, отправил радиограмму в Свердловский горком ВЛКСМ с просьбой отменить митинг, который должен был состояться прямо на перроне, как планировалось прежде. Но когда поезд поравнялся со станционным зданием, мы поняли, что радиограмма либо не дошла до адресата, либо не была принята во внимание. Бойцов Всесоюзного ударного комсомольского отряда имени XIX съезда ВЛКСМ, направлявшихся на строительство газокомпрессорных станций на север Тюменской области, приветствовала молодежь Свердловска. Утренний ветер колыхал полотнища транспарантов, в руках у девушек алели гвоздики, блистала на нежарком солнце медь военного оркестра.

«Внимание, – раздался голос в поездных динамиках, – через пять... нет, через три минуты отряд должен быть построен на перроне».

И снова было так, как на перроне Казани, как будет в Нижнем Тагиле, Серове, Сергино, – добрые напутствия, хлеб-соль, ответное слово отряда, в котором всегда неизменным оставалось: «Мы приложим все силы, чтобы оправдать доверие партии и комсомола. Мы клянемся, что не отступим от поставленной перед собой цели, с какими бы трудностями ни встретились». Не ради быстро уходящих звездных мгновений тысячи и тысячи юношей и девушек надевают на себя штормовки бойцов ударных комсомольских отрядов. Не ради славы они едут в неведомые края, живут в далеко не идеальных условиях и работают: строят заводы, порты, дороги, школы, больницы, дома, электростанции – все то, без чего немыслим социальный, экономический прогресс. Тогда ради чего?

В долгой, по нынешним понятиям, дороге было время узнать ребят, почувствовать их настроение, записать первые впечатления, навеянные знакомством. Так вот, они прекрасно знали, что им предстоит делать и что это будет значить для нашей экономики. У них было абсолютно точное понимание своей личной роли в решении глобальной задачи транспортировки уренгойского газа.

Итак, отметим первое: в поезде ехали в подавляющем большинстве не розовые романтики, которым неважно, куда ехать и зачем, а люди мыслящие вполне реалистическими категориями.

Второе, несмотря на эту реалистичность мышления, в каждом из этих людей жила мечта. В таксисте Сереже Мещерякове, в токаре Володе Волкове, в бетонщике Григории Дубине, в старшине запаса, бывшем солдате Михаиле Разумове, в артистке Псковской филармонии Елене Головцовой, в инженерах, подругах Ольге Святохе и Елене Кулаковой, технике Александре Горгораки горела мечта – освятить принятую сердцем идею делом рук своих, стать лично причастными к величайшему в мировой практике строительству, которое разворачивается на севере Тюменской области.

Чтобы принести максимальную пользу делу, которое их ждало, бойцы отряда, не владевшие строительной специальностью, прошли месячную стажировку на объектах Миннефтегазстроя, сдали экзамен на рабочие разряды плотников-бетонщиков, штукатуров-маляров, каменщиков. В Приобье ехали не зеленые новички – ехали строители. А иные из них и вовсе завтра же могли принять на себя руководство бригадой. Скажем, Юра Королев.

В 18 лет Королев в составе ударного отряда имени Московского комсомола поехал на БАМ. Строил Кувыкту, поселок Ново-Тындинский, работал на монтаже искусственных сооружений, тянул линии связи, приобрел профессии столяра, плотника, бетонщика. И пел в замечательном, известном далеко за пределами трассы ансамбле «Серебряное звено». Побывал в составе молодежных делегаций в ГДР, Индии. Семь лет отдал Королев Байкало-Амурской магистрали. Был награжден медалью «За строительство БАМа». Вернулся в Москву, решил было, что хватит странствовать. Устроился было в один академический институт; работа тихая, зарплата приличная, живи да радуйся. А он не смог. Не получилось тихой жизни, вновь потянуло в неведомые края, на новую стройку, не забылись таежные просторы Забайкалья, звенящие по камням быстрые реки, но главное – коллективная работа, дух товарищества, чем сильна любая молодежная стройка. Хотел двинуть обратно, на БАМ. Звали. Пришел в горком ВЛКСМ. А там ему назвали новый адрес – Крайний Север, газопровод. Это было им еще не изведано, да и дела там только начинались. А начинать куда как интереснее, чем возвращаться к шапочному разбору. Так и стал Юрий Королев бойцом второго в своей жизни ударного комсомольского. Под стать ему Александр Сомусев, командир московского отряда, в прошлом секретарь комитета ВЛКСМ стройтреста, он же плотник и сантехник высшей квалификации, заработавший звание «Ударник коммунистического труда» на строительстве олимпийских объектов в Москве. Такие, как Королев, Сомусев, Анатолий Гулик, в отряде сразу заметны, в них чувствуются обстоятельность, рабочая хватка, жизненный опыт, на них можно положиться в любом деле. С Гуликом у меня получился разговор долгий.

По поезду прошел слух, что из бойцов украинского отряда формируют комплексную бригаду. Я отправился в вагон, где ехали украинцы, и разыскал организаторов бригады, чтобы выяснить, кто в нее вошел. Так и познакомился с Анатолием. Несмотря на то, что основательной строительной подготовки у Гулика не было, если не считать службы в саперном подразделении, ребята выбрали его своим вожаком. А заместителем Гулика – Александра Затыкайло, дипломированного техника-строителя. Вот тебе раз. Попробовал выяснить, почему не наоборот. Объясняют хором.

– Гулик – коммунист... Самый старший среди нас... Чертежи читает любые, даром что слесарь-сборщик. Подход к людям имеет.

Мнение такое сложилось у ребят о Гулике за месяц стажировки в Полтаве на строительстве компрессорной станции. Ну, а потом кое-что рассказал и сам Анатолий. Он 9 лет проработал на одном предприятии, был удостоен звания «Мастер – золотые руки».

Не берусь судить о том, как сложится судьба бригады, обстоятельства могут разлучить ребят, разбросать по трассе, но за таких, как Гулик и его товарищи Николай Соловецкий, Сергей Ковальчук, Александр Затыкайло, за всех вместе и за каждого в отдельности поручиться можно смело.

Узнавая пассажиров нашего поезда, уходящего все дальше на север, я часто вспоминал встречу отряда с министром отрасли Борисом Евдокимовичем Щербиной, состоявшуюся в дни работы XIX съезда ВЛКСМ. Я бы даже назвал это разговором, разговором доверительным, который вели между собой люди, остро болеющие за дело, им порученное, люди государственные. Министр был откровенен с отрядом. «Вам предстоит многое сделать, но и многое перенести... Сибирь учит самостоятельности и риску, разумному риску... Помните, что вы едете не просто строить, вы едете создавать жизнь, обустраивать ее... Отрасли предстоит освоить в нынешней пятилетке объемы, равные объемам трех предыдущих, вместе взятых. Найдите свое место в этой работе... Один иностранный эксперт, побывавший в Уренгое, сказал, что увидел то, к чему еще не прикасался его жизненный опыт. Он прав, история не знала таких строек, гордитесь доверием, которое вам оказано партией, комсомолом, будьте достойны его. Я желаю вам крепкой настоящей дружбы, человеческого счастья, ударной работы!

...Но вот и Сергино – конечная станция нашего железнодорожного маршрута, предпоследний рубеж пути. Еще не закончился традиционный митинг, а уже садился на крохотный бетонный пятачок первый вертолет, северный трудяга тяжеловес МИ-6. Грузимся и мы в его чрево вместе с москвичами.

А когда поплыли под нами необъятная, успевшая одеться в зеленый наряд тайга, крутые берега рек, бесчисленные блюдца озер, когда от открывшихся просторов захватило дыхание, забылись все страхи и грянула в пятьдесят голосов, перекрывая грохот двигателя, песня «Под крылом самолета...». Так и прилетели в Белоярский с песней. А следом приземлились украинцы, а потом кабардино-балкарцы и краснодарцы. Встречал отряд весь руководящий состав треста «Казымгазпромстрой». и тут же деловито подруливали автобусы, до самого поселка – не ближний свет.

Белоярский. Большинство из бойцов отряда узнало о его существовании совсем недавно. Виделся он ребятам этаким деревянно-барачным, затерянным в глухой тайге крошечным поселочком, по которому чуть ли не медведи ходят. И вдруг на тебе! Пятиэтажные блочные дома, современный Дом культуры, школы, детские сады, баня и та кирпичная, магазины под стать столичным и даже тротуары. И общежитие, к которому подвезли бойцов автобусы, оказалось донельзя благоустроенным – пять этажей, балконы, ванны, горячая вода. кровати застелены накрахмаленными простынями.

Вижу, подрасстроились ребята, уж больно обжитым показался им поселок, о другом мечтали. Одно сбылось – вокруг настоящая тайга, песчаные пляжи вдоль реки, да почище, чем в Паланге, на улицах сосны шумят. И собак, настоящих сибирских лаек, видимо-невидимо. Правда, если чуть отойти от центра поселка, то, оказывается, и здесь есть вагончики, целые улицы из них составлены. Да, с жильем пока в Белоярском трудновато. А отряду не поскупились – отдали лучший многоквартирный дом.

Чуть позже я почти с натуры списал такую вот сцену. Пришел понаблюдать, как устраивается отряд на жительство, секретарь парткома треста Елисей Александрович Добросмыслов.

Вокруг секретаря парткома в одно мгновение собралось десятка три бойцов отряда, и тому ничего не оставалось делать, кроме как обстоятельно отвечать на все вопросы. И Добросмыслов отвечал, махнув рукой на дела, уж больно жгучий интерес он прочел в глазах новичков.

Трест «Казымгазпромстрой» молод, ему восьми лет еще нет. Но на его счету уже 39 компрессорных станций. Только в одном 1981 году трест освоил, перекрыв план, 107 миллионов рублей. Но это лишь разбег, предстоит наращивать темпы. В районе поселка пролегли нити газопроводов на Ухту и дальше на Торжок, к Москве, к центру России. Экспортный газопровод тоже в ведомстве треста, он пройдет через очередную станцию, которая сейчас только-только начала монтироваться. На ней-то и будет трудиться отряд. Ну, а поселку название дали сургутяне. Они высадились здесь с первым десантом весной 1969 года. Есть в Сургуте пригородный район Белый Яр. Большинство первопроходцев оказались оттуда, в память о доме и назвали поселок Белоярский. Но быть Белоярскому городом, расти ему и хорошеть, по плану даст он кров в будущем еще многим тысячам людей.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Старая пластинка

Закат кумиров и новые имена на музыкальном рынке Запада