Пермское гран па

Сания Давлекамова| опубликовано в номере №1425, октябрь 1986
  • В закладки
  • Вставить в блог

Пермь, Коммунистическая, 18... Внешне ничем не примечательное здание на тихой улице. Но именно здесь расположено хореографическое училище, выпускники которого известны сегодня всей стране. В Большом театре танцует Надежда Павлова, в театре имени Станиславского и Немировича-Данченко Светлана Смирнова, в Московском театре балета — Галина Шляпина, Станислав Исаев. Все ведущие солисты. Это в Москве. А в Ленинграде, в театре имени Кирова, можно увидеть спектакли, где все главные партии танцуют выпускники из Перми. К примеру, в «Баядерке»: Никия — Ольга Ченчикова, Гамзатти — Любовь Кунакова, Солор — Марат Даукаев... Победители конкурсов, артисты с высокими званиями, лауреаты почетных премий — пермские воспитанники составляют цвет нынешнего поколения советского балета. А на тихой улице в Перми в скромном здании начинает свою судьбу новая балетная смена.

...Огромный зал, где одну стену целиком занимает зеркало, а вдоль других тянутся деревянные перила, называемые балетными станками, — так выглядят танцевальные классы. Сюда каждый день приходят будущие Одетты и Жизели, принцы Зигфриды и Спартаки, здесь постигают сложную науку классического танца. Этот предмет — главный в училище.

— Мальчики, внимательней! Мы об этом уже говорили: ноги — сильные! А ручка — мягкая...

— Висишь на палке! На ногах стой...

— Живот убери! Плечи — ровные...

Нина Петровна Костырева ведет урок классики у малышей. Как трудно им помнить сразу обо всем, как сложно одновременно скоординировать руки, ноги, корпус, голову... Нина Петровна строга, требуя от малышей, как со взрослых, и терпелива, настойчиво повторяя одно и то же десятки, сотни раз.

В каждом классе на протяжении восьми лет обучения свои задачи, но общий девиз: через боль, усталость, неудачи — к желанной власти над собственным телом, к чарующей свободе танца. Тогда только возможна его поэтическая выразительность, так глубоко трогающая сердца зрителей, способная рассказать о жизни человеческой души. Но как добиться, чтобы эта выразительность восторжествовала над школьно-старательной техникой? Над этим работают все педагоги, но особенно, конечно, старших классов.

— Все тело должно танцевать! Надо стараться, чтобы стараний твоих не было видно!

Владимир Николаевич Толстухин ведет урок увлеченно, темпераментно и нередко, увлекшись, вместе с учениками сам начинает прыгать в полную силу, будто вспоминая совсем недавнее время, когда он, окончив это же училище, танцевал в Горьковском театре.

— Пермь, как магнит, притягивает, — говорит Толстухин. — Когда уходил со сцены, уже была договоренность, что остаюсь репетитором в Горьковском театре. Но встретил Людмилу Павловну Сахарову, и вот я здесь... Людмила Павловна — пятнадцатый год художественный руководитель училища. Работать очень интересно, потому-то мы все и пропадаем в школе с утра до ночи.

А на уроке характерного танца у Ксении Андреевны Есауловой, заслуженной учительницы школы РСФСР, передо мной прошла целая панорама танцев народов мира. Испанский, узбекский, гопак, тарантелла, молдавский — тончайшие особенности их стиля раскрывает своим ученикам Ксения Андреевна, старейший педагог, одна из лучших знатоков характерного танца. Она приехала в Пермь из Ленинграда почти четыре десятилетия назад, и все, кто работает в театре, в школе, — ее ученики.

Танец классический, дуэтный, характерный, исторический — танцевальных дисциплин в школьной программе немало. А еще — актерское мастерство, которое преподают артисты Пермского театра оперы и балета, и целый курс других театральных наук: история театра, балета, музыки, изобразительного искусства.

Каждый год в июне съезжаются в Пермь со всех концов страны попытать счастья свыше тысячи детей. А прием в училище — 50 человек. Конкурсные просмотры сложны, здесь учитываются и телосложение, и пропорции фигуры, и пластические возможности. И, конечно, отменное здоровье.

Сейчас во всех классах училища около 300 человек, более 200 живут в интернате. Он стал вторым домом для ребят 15 национальностей из 70 городов Союза.

Училище, создававшееся как областное, давно обрело значение всесоюзного и даже международного.

В расписании уроков с удивлением замечаешь строку: «Монгольская литература». Предмет этот предназначен для ребят, приехавших из Монголии. Их целый класс — 16 человек, классическому танцу их обучает Мария Александровна Мальцева. На уроке своей заботливостью она напоминает мать большого семейства. Одной поправит бант в косичках, другому подтянет носочки. Поинтересуется: померила ли температуру девочка, что вчера показалась ей бледной. Как сегодня позавтракали, как вчера провели вечер... Шестой год она с ними, и к каждому подобран свой «ключик».

— Спина болит? Потому что не воспитываешь ее у станка. Спиной надо работать! Неправильная работа — это болезнь!

— Держись, мое золотце! Молодец, маленький, умница!

— Мальчики, не хватает полупальцев. Стопу надо растягивать. Тренируйте в любую минуту. Сидишь за партой, а сам работай стопой...

Рано утром, как во всех школах, начинаются здесь занятия, но учебный день длится гораздо дольше — до 5 — 6 часов вечера. Ведь, по сути, хореографическое училище совмещает в себе три школы. Балетную, музыкальную (в объеме семилетки дети обучаются игре на фортепиано) и общеобразовательную: здесь так же, как всюду, учат литературу и алгебру, биологию и историю...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Фонтан

Этот очерк — о героизме. А еще — о безответственности

В зеркале творчества

Владимир Высоцкий как явление культуры

Милочка и остальные

«Распустились», — говорим мы между собой о таких людях