Педагогика контроля

опубликовано в номере №1188, ноябрь 1976
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Учитывая низкий технический уровень и качество изготовления ряда холодильников и вследствие этого их ограниченный спрос, с 1.01.77 г. запретить реализацию следующих моделей холодильников: ...«Дон-2» и «Дон-5» «Оазис-2», «Ярна», «Аист», «Ладога», «Пенза-2».

Это строчки из постановления Государственного комитета стандартов Совета Министров СССР. Постановлению предшествовала проверка, проведенная на 18 заводах, выпускающих холодильники, 4 заводах по выпуску комплектующих изделий, 7 заводах по ремонту бытовых холодильников, в двух торгующих организациях, а также во Всесоюзном научно-исследовательском экспериментально - конструкторском институте электрических машин и приборов и в Минском конструкторском бюро – головных организациях по бытовым холодильникам. Проверку проводили органы госнадзора Госстандарта СССР. Их работой интересуются многие читатели «Смены». О структуре и характере деятельности госнадзора, о его роли в борьбе за повышение качества продукции, о формах и возможностях сотрудничества с комсомольскими организациями рассказывает заместитель начальника управления госнадзора Госстандарта СССР Лев Арнольдович ЗЛАТКОВИЧ.

– Постановлений, подобных тому, которое цитировалось, принято уже немало. Список изделий, реализация которых запрещалась в связи с несоблюдением стандартов и технических условий (что, по сути дела, означает плохое качество), к сожалению, велик.

Что делает и что может делать госнадзор, чтобы закрыть путь к потребителю недоброкачественной продукции?

Прежде всего, о базе, которой мы располагаем. В каждом большом городе существуют либо лаборатории госнадзора, либо центры метрологии и стандартизации. Этих организаций в стране около 400. В них работает более 20 тысяч человек.

Исторически госнадзор складывался как надзор за измерительной техникой. Контроль за средствами измерения, за передачей точностных параметров от эталона к рабочим средствам, за тем, чтобы измерительные приборы соответствовали технологическому процессу, – все это остается и сегодня одной из важных сторон нашей деятельности. Но с 1965 года все большее значение начал приобретать надзор за соблюдением стандартов, то есть практически за качеством продукции.

В год мы проводим 17 тысяч проверок. В том числе около 40 комплексных. На них я хотел бы остановиться подробнее.

Права и функции органов госнадзора принципиально отличаются от прав и функций других инспекций. Возьмем, к примеру, любую инспекцию отраслевого министерства. Она контролирует только работу собственных предприятий, за рамки же отрасли выйти не может. Межотраслевая инспекция – скажем, Министерства внешней торговли, – контролирует только ту продукцию, которая идет на экспорт, выполняется по заказу-наряду или специальным стандартам и техническим условиям.

Когда мы определяем объект комплексной проверки, мы берем не только конечную готовую продукцию, но и одновременно с этим (или с опережением) проверяем все, что используется для изготовления данной продукции: и оборудование, и сырье, и материалы, и комплектующие изделия на любых предприятиях, независимо от их ведомственной принадлежности. Более того, мы проверяем и разработку новых изделий, которые должны прийти на смену находящимся сегодня в производстве и эксплуатации. Мы проверяем эксплуатацию, обслуживание, ремонт, то есть, как говорят ученые, все стадии жизненного цикла изделия. Совокупность таких материалов позволяет объективно оценить состояние дел, вскрыть причины недостатков и во многих случаях дать аргументированные предложения, что делать дальше. Зная общую обстановку, претензии потребителя к изготовителю, а также изготовителя – к конструкции, мы смотрим в стадии разработки, насколько та конструкция, которая создается, действительно является шагом вперед.

Есть у нас и так называемые групповые проверки, когда мы не берем смежников, но прослеживаем ту или иную номенклатуру от проекта до изделия. Есть целевые проверки по конкретным вопросам. Например, соответствует ли требованиям продукция, выпускаемая со Знаком качества. Или как соблюдаются предписания по охране окружающей среды. Или как ведется разработка комплексной системы управления качеством. И так далее.

Хочу отметить: формируя план проверок, мы не стремимся держать его в тайне. Заранее предупреждаем министерства, ведомства, кого, когда и по каким вопросам будем проверять. Пожалуйста, готовьтесь. Предвижу вопрос: а правильна ли подобная гласность? Если бы у нас была задача поймать кого-то за руку, найти преступника, тогда нужно было бы засекретить план проверки. Но мы в конечном итоге стремимся к повышению качества продукции, и если это будет сделано предприятием в процессе подготовки, то можно считать, что цель нашей работы достигнута.

Увы, статистика дает не слишком отрадную картину. К сожалению, количество проверок, при которых мы обнаруживаем нарушения стандартов и технических условий, еще весьма велико. Нарушения эти разные, порой серьезные, порой частные, по мелочам. Но нарушение есть нарушение.

Мы наделены широкими полномочиями. Например, имеем право запрещать реализацию продукции, не соответствующей стандартам. В одних случаях требуем устранить дефекты, в других, если эти дефекты носят систематический характер, даем так называемое «красное предписание» – вето на реализацию.

Очень важное обстоятельство: постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 10 ноября 1970 года нам предоставлено право применять экономические санкции к предприятиям, допускающим отклонения от стандартов.

В чем суть таких санкций?

Когда устанавливается, что предприятием реализована продукция, изготовленная с нарушением стандартов, мы своим предписанием обязываем исключить ее из отчета о выполнении плана. Прибыль, полученная от реализации этой продукции, изымается в доходную статью государственного бюджета.

Это суровая мера. Предприятие попадает в сложную ситуацию. Все плановые показатели «горят». Поэтому предприятия реагируют на санкцию очень болезненно. Но это одна сторона дела.

Другая же состоит в том, что после применения санкций и предприятия и министерства, как правило, куда энергичнее ищут пути решения той или иной проблемы, чем они это делали прежде; До постановления мы, случалось, годами возились с тем или иным заводом, предупреждали, жаловались. Директорам объявляли выговоры, но все оставалось по-прежнему. Сейчас, посетовав вначале на санкции, нам потом говорят: в конечном счете вы нам помогли – мы добились фондов или оборудования и проблему, наконец, решили.

Вот характерный пример. Несколько раз нам приходилось в ответ на жалобы потребителей возвращаться к вопросу о качестве автомобильных радиаторов, изготовляемых заводом «Киргизавтомаш» Министерства автомобильной промышленности. Но, прямо нужно сказать, наши увещевания не были слишком результативными. Наконец к заводу была применена санкция. Мы исключили из отчета предприятия некачественные радиаторы на сумму около 103 тысяч рублей и около 10 тысяч рублей прибыли изъяли в бюджет. Результат – сегодня это лучшее по качеству продукции предприятие среди заводов, изготовляющих радиаторы.

Примерно такие же результаты дало применение санкции к заводу хлорорганических продуктов имени Азизбекова, где из плана была исключена продукция на сумму свыше 440 тысяч рублей и изъято более 64 тысяч рублей прибыли, Лидскому заводу электроизделий, Тбилисской камвольно-прядильной фабрике и многим другим предприятиям.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены