Партизан Жиляев

И Грушин| опубликовано в номере №64, октябрь 1926
  • В закладки
  • Вставить в блог

Большевистский переворот в Кустанае

В Ленинграде Октябрьская революция уже победила и укрепилась. Сформированные отряды Красной гвардии все глубже и глубже проникали по России. До Урала почти все стало советским. Но в Сибири царствовали меньшевики и буржуазия. Не придавая особенного значения Октябрьскому перевороту, считая его временным, сибиряки первое время продолжали отправлять на Ленинград (тогда Петроград) поезда с хлебом и продовольствием, но потом, убедившись, что власть Советов крепнет, стали всячески тормозить погрузку и отправку хлеба.

С целью ускорения отправки хлеба из Сибири для армии и уже начинавшего голодать населения Ленинграда, были организованы « аполитичные» продовольственные отряды матросов, которые и посылались в различные места Сибири.

Конечно, « аполитичность» этих матросских отрядов была бумажная. Каждый отряд, приезжая куда - либо, действовал первое время «аполитично» (« хлеб, мол, нам нужен, а не политика»), но, по мере укрепления отряда и подготовки почвы, устраивали переворот, прогоняли старую власть и организовывали ревкомы.

Из 50 матросов учебно - артиллерийского и минного отряда машинной школы был организован продовольственный отряд, командование которым поручили тов. Василию Чекмареву - матросу машинной школы.

Каждому матросу было выдано: винтовка с неограниченным числом патронов, наган с зарядами и несколько бомб.

В середине ноября 1917 года (ст.ст.) отряд выехал из Питера и по маршруту Москва - Тула - Сызрань - Самара - Уфа - Полетаево - Троицк прибыл в конце ноября к месту назначения, в Кустанай.

Дорога была спокойная. Если отряд где-нибудь и задерживали, то ненадолго. Стоило выйти пятку ребят - и давалось отправление.

Вид бравых, здоровых ребят, одетых в большие белые папахи и сибирские зимние шубы, от которых шел отвратительный кислый запах, делал дело лучше всяких мандатов.

Только в городе Троицке вышла небольшая задержка. В это время там был знаменитый впоследствии полковник Дутов, с отрядом хорошо вооруженных и преданных ему казаков.

Узнав, что едет отряд вооруженных матросов, устроил встречу - оцепил поезд и попросил разоружиться. Матросы отказались и заявили, что желают вести переговоры. Чекмарев, посоветовавшись с братвой, решил, «дабы не терять своего авторитета» , послать для переговоров делегацию, обещая придти в случае чего на окончательные переговоры.

Переговоры затевались для оттяжки времени и определения настроения частей Дутова. Большевистски настроенные казаки, а таких оказалось немало: передавали отряду все, что надо, о расположении частей, об их числе и о настроениях.

Забрав около 50 длинных мандатов, уполномоченные пошли к Дутову. Там делегатам предложили сдать временно наганы и провели в номер к полковнику.

Дутов - толстый, здоровый с типичным полковничьим лицом сидел за столом и читал «Правду». Когда они вошли, он отложил газету, встал, поклонился и предложил сесть.

Во избежание недоразумений Дутов предлагал отряду оставить оружие. Уполномоченные показали ему мандаты и еще раз подтвердили свою политичность. Прочитав мандаты, Дутов заявил, что ни мандатов, ни теперешнего правительства он не признает. И если он разрешает ехать безоружным, то только потому, что армии нужен хлеб, а большевиков все равно скоро не будет.

Уполномоченные показали Дутову еще с десяток мандатов от различных организаций, но на все он отвечал неизменным:

- Большевистских организаций не признаю.

Дело осложнялось. Но зазвенел телефон и из разговора стало видно, что все обстоит благополучно. Оказывается, матросы поодиночке выходили из вагона и завязали беседу с казаками.

Они устроили митинг, в результате которого казаки решили снять охрану. Бедному полковнику ничего не оставалось, как «разрешить» проезд, что он и сделал.

- Имейте в виду, - заявил Дутов, - что в случае попытки захвата власти, вы будете иметь дело со мной.

В коридоре делегатам вернули наганы, и они отправились в дутовской повозке на станцию Троицк к своим, а к вечеру ушли в Кустанай.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Сигнал к восстанию

Проект резолюции В. И. Ленина о вооруженном восстании