Пара голубей

Леонид Колесников| опубликовано в номере №106, июль 1928
  • В закладки
  • Вставить в блог

ПО отливающему коричневым глянцем линолеуму, которым был выстлан просторный квадрат комнаты, бегали торопливые зайчики. Портреты вождей красовались в увесистых, выкрашенных под бронзу рамах, письменный прибор на столе, казалось, нельзя было сдвинуть с места - такой массивной выглядела эта груда камня в разноцветных прожилках. В глубоком домовитом кресле удобно уселся широколицый с досиня выбритыми щеками и подбородком, плечистый, но с серыми мешками век, в стандартной серой сорочке, в тесноватом чуть пиджаке - сам красный директор фабрики «Солидарность Трудящихся», Максим Максимович Рагозин.

Сейчас он преувеличенно дружелюбно улыбался смуглому, востроносому парнишке в холстиновой прозодежде, сидящему напротив в таком же домовитом и глубоком кресле.

- Нет, ты сам, Ванюша, посуди, - недоумевающе басил Рагозин, - ежели спецу - и подножку, что получится? Спецы, можно сказать, то самое необходимое наследие старого мира, без которого мы голоштанниками окажемся, и потом вдруг такие заметки... Надо не отпугивать, не застращивать, а привлекать...

С каждым словом голос его становился все менее вкрадчивым и все более наставительным. Максим Максимович даже приподнялся в кресле - вот - вот начнет жестикулировать, как заправский докладчик по вопросу «о вреде спецеедства». Но парнишка был, по-видимому, увлечен мраморным пресс - папье, которое осторожно и бережно держал в руке: он вглядывался в цветные прожилки так, словно это были подлежащие расшифровке письмена какого - либо таинственного алфавита.

Максим Максимович продолжал говорить. Он напомнил о постановлениях партсъездов, которые подробно разъяснили необходимую в отношении специалистов тактику, очень популярно изложил организационные начала взаимоотношений между ВКП и ВЛКСМ - «комсомольцы должны учиться, слушать старших, а не забияками быть», - и, наконец, истощив свое красноречие, закурил папиросу.

- Ну, Ванюша, значит столковались? Ты свою бузу брось, а работай по специальности.

Ванюша оторвался от причудливой рос пион мрамора. Он поднял на Рагозина зеленоватые, с недоверчивым огоньком глаза и, медленно выговаривая слова, сказал:

- Значит, ежели спец транжирит, да с рабочими, как - старый эксплуататор, - надо смолчать? А если красный директор пьянствует в ихней лавочке - это тоже надо терпеть, чтобы не было спецеедства? Максим Максимович побагровел. Руки его полоскались по воздуху, как полотнища флагов в ветреный день.

- Это... это - хворь какая - то... Сперва инженера... Потом меня... Не потерплю! - кричал он уже уходившему Ванюше, как - то повизгивая. Через несколько дней помещение конторы было набито людьми.

Вихрастые комсомольцы, свесив ноги с подоконников, подогнув их по - турецки под себя, запрятались в дальние углы. Посередине комнаты, на освобожденном от конторок и этажерок пространстве вытянулось несколько рядов стульев. Здесь сидели партийцы. Среди них было несколько прикрепленных из города - в серых плащах, кепках, а остальные чернели еще несмытой фабричной грязью. Прикрепленные боязливо сторонились их замасленных блуз, стараясь это делать неприметно и вежливо.

Звонка не было, и секретарь ячейки постучал стаканом о графин с желтоватой водой - дзинь, д - зинь, д - зинь! Сперва как всегда, докладчик из райкома делал большой доклад «об очередных задачах» - перелистывал записную книжечку и деловито прочитывал столбики цифр, раскрыв новую страничку, опрашивал торжественно аудиторию: «А что говорил Ленин?» - и, как пономарь, невнятно и торопливо бормотал длинные цитаты. На подоконниках громко перешептывались, а в первых рядах зевали, стыдливо прикрывая рот рукой.

Наконец, снова раздался голос секретаря:

- В текущих делах по поводу дискредитации товарищей и спецеедства комсомольца Ивана Доброва.

... Стрелка на часах уже приближалась к двенадцати, а облака табачного дыма заволокли густой пеленой потолок и фигуры президиума, когда секретарь стал читать революцию по вопросу о корреспонденции Доброва в местную газету.

«Дискуссия в ВКП (б) оживила все антисоветские группы, которые без сомнения имеются и на нашем предприятии, и которые направили свой удар на авангард рабочего класса. Определенно видно, что организационная сторона антисоветского элемента имеет тесную связь с нашим пролетарским' органом - уездной газетой. История еще не знает такого времени, когда бы свой партийный орган направлял весь свой огонь на подрыв авторитета своих партийных работников»...

«Что касается специалистов, то спецеедство давно осуждено всеми партийными инстанциями»...

Вытирая пот на лбу со вздувшимися, побагровевшими жилами, секретарь доканчивал хриплым, еле слышным голосом:

«Комсомольцу Доброву, как подпавшему под влияние антисоветских элементов, вынести строгий выговор с предупреждением»...

- Кто против?

С подоконников взметнулось несколько рук. Но секретарь досадливо отмахнулся:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте о замечательном русском писателе Александре Ивановиче Куприне, о судьбе Ольги Сергеевны Павлищевой – старшей сестры Пушкина, о талантливейшем ученом Льве Термене, имя которого незаслуженно забыто, несмотря на то, что он автор прототипа телевизора и множества других изобретений, о жизни и творчестве Жоржа Бизе, об уникальных творениях природы, которые можно увидеть в Гатчине, вторую часть детектив Александра Аннина «Сокровища Гохрана»  и многое другое. 



Виджет Архива Смены