Отнятые у моря

Водолаз Аввакумов| опубликовано в номере №250, октябрь 1933
  • В закладки
  • Вставить в блог

Каким образом затонул буксирный катер «Нора», никто точно не мог сказать. Были разговоры о там, что у катера дырявое днище и команда не успевала откачивать воду. Другие говорили, что команда вышла на берег, оставив «Нору» без надзора. Но только на другой день - ни «Норы», ни «бочки», за которую она была креплена...

Было это в 1920 г.

В. Мурманском порту остались поломанные и полузатопленные интервентами корабли. Остальные были угнаны англичанами.

Опустел порт. Только иногда бороздил Кольский залив небольшой мотобот. На палубе, плотно прижавшись к пулемету, - человек с красной лентой на шапке.

За сорок два - километра от Мурманска, перед выходом в Баренцево море, стоит пришвартованный к «бочке» катер. Ни огней, ни паров. Удары волн гулом отдаются в его пустом корпусе. Недавно здесь жила команда лоцманов, дожидаясь пароходов со стороны Баренцева моря, чтобы вести их по Кольскому заливу в Мурманский порт. А сейчас тишину нарушает только бульканье воды внутри катера и хлопанье дверей опустевших кают. С бешеной силой рвет шторм «Нору». Бьют волны незакрепленный руль, обрушиваются на бок, попадают в открытый трюм и исчезают в машинном отделении. Вдруг огромная белая лапа волны ударила по носовой части катера. Катер вздрогну и медленно погрузился в воду.

Врезавшись килем в песок, он замер мрачным силуэтом на фоне песчаной равнины дна, пугая подводных «жителей»...

Прошли года. Восстановлен и расширен Мурманский порт. Приведены в порядок поломанные, полуразвалившиеся суда. Мурманск неузнаваем. Скрипит землечерпалка, расчищая место для новой пристани. Серебрится рыба, выгружаемая с траулеров. Загромождены причалы огромными ящиками с машинами. Шумят лебедки океанских пароходов. Пронзительно кричит сирена. Лязгают якорные цепи. «Майна! Вира!» - раздается откуда - то сверху...

От нас до гибели «Норы» - тринадцать лет. От «Норы» до поверхности воды - 17 сажен. Катер нужен как вспомогательное судно для буксировки транспортов. Покачиваясь на месте затопления, парусное судно «Помор» готовится к подъемным работам. Кружатся и кричат над водою чайки; сверкая на солнце, показывается из воды медный шлем.

И когда свинчивают эту медную голову с четырьмя иллюминаторами, под ней оказывается довольное лицо т. Хандкжа, старшего инструктора водолазов: «Катерок хороший. В грунте сидит неглубоко, никаких повреждений по всему корпусу».

В кубрике гуляют волны сизого табачного дыма. Лица раскраснелись. Идет производственное техническое совещание. Каждый подводник должен быть в деталях знаком с предстоящей работой.

А работа будет проведена новая и труднейшая из всех, когда - либо проделанных. Под корпус «Норы» подводятся три «стропа» - полотенца. Концы стропов закрепляются наверху за стоящее судно. Приливы и отливы Баренцева моря должны поднять и постепенно вывести катер на более мелкое место. Во время полного отлива нужно выбрать слабину «полотенец» и закрепить наглухо их концы по левому и правому бортам подъемного судна.

Работа ведется в продолжение полутора месяцев. Часто мешают штормы. С семнадцатисаженной глубины «Нору» перетаскивают на глубину пяти сажен. Когда в первый раз надраиваются стропы, команда, состоящая почти целиком из комсомольцев, напряженно следит за скрепленными местами и нажимает до отказа гайки. Расчеты верны. Прилив поднимает «Нору» на несколько футов. Нужно подтянуть ее к берегу. Это делает катер «Быстрый». Радостно кричат чайки, ныряющие за добычей. Веселы лица водолазов - ударников.

Погода враждует с подводниками. Целыми днями ворочает воду зюйд - вестовый ветер, смешанный с мокрыми хлопьями снега. «Помор» рвется с якорной цепи, угрожая сесть на торчащую из воды рубку «Норы»...

Работа подходит к концу. Уже заделаны даже небольшие, с полдюйма в диаметре, отверстия. Прозрачна вода. Во время отлива виден грунт. «Нора» как на ладони. Длинное узкое судно обросло ракушками и растениями и похоже из железный склеп, извлеченный из каких - то древних раскопок. Виднеются пятилучевые звезды и разноцветные цветы - актинии. Мелкие рыбы и раки - отшельники с жадностью набрасываются на раздавленные тяжелыми ногами водолаза ракушки. По утихшей поверхности воды друг за дружкой плывут дикие утки. Они испуганно вытягивают шеи, наблюдая за таинственным «чиханием» компрессора, качающего для водолаза воздух. Водолаз выскакивает на поверхность воды и поднимается по трапу на судно, показывая знаками, что все окончено. Четыре восьмидюймовых шланга опущены в корпус «Норы». Первый залп воды сразу же дает результаты. Уровень воды в катере постепенно падает. Тогда запускают в него еще одни шестидюймовый шланг с электропомпы. В час теперь выбрасывается тысяча с лишним тонн воды.

Вода заметно идет на убыль, оголяя котел в кочегарке и части - машин. Кое - где из щелей и мелких отверстий она вырывается с шумом и бьет фонтаном. Катер вздрагивает и, задрав из воды нос, раскачиваясь, словно для прыжка, всплывает на поверхность. Тогда неожиданно вырывается из глоток дружный привет. Он гремит над затихшим и покорившимся морем.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Парители

Из дневника инструктора-планериста