Отъезд

Атанас Никовский| опубликовано в номере №775, сентябрь 1959
  • В закладки
  • Вставить в блог

Поговорив целых полчаса вокруг да около и уже начав нервничать из - за недогадливости профессора, Вера наконец собралась с духом и сказала:

- Но если я приеду с письмом от кого - нибудь... И в этом письме в двух - трех словах... Я, конечно, не в смысле рекомендация, а просто так... - Она запнулась и, покраснев, смолкла.

Профессор Б., щупленький, хрупкий старичок с острой бородкой, давно догадался, куда гнет девушка, но ему было приятно глядеть на ее юное, свежее лицо с ямочками на щеках, «а ярко - белые зубы, которые она, по - видимому, очень любила показывать.

Он усмехнулся и спросил:

- Так вы хотите, чтоб я написал письмо этому... вы как будто сказали... инженеру Христову, не так ли?

- Да, Христову. Он, кажется, ваш бывший студент.

- Да, да, припоминаю. Он... Да, я его отлично помню!

Судя по выражению его лукавых глаз, он ничего не помнил, но Вера была слишком возбуждена, чтоб это заметить. Став по окончании института инженером, она получила назначение на далекую стройку, где начальником был этот самый Христов...

Профессор продолжал глядеть на нее с усмешкой.

- Раз уж так требуется мое письмо, я напишу его. Прямо тут же возьму и напишу! - И поскольку ему не хотелось портить девушке «настроение, он не стал говорить, что это едва ли поможет ей.

Втайне Вера надеялась, что письмо профессора послужит ей зашитой от опасности погубить безвозвратно на каком - то заброшенном объекте лучшие годы молодости. Ведь она уже свыклась с совершенно иным представлением о своем будущем!

Вера воспитывалась у тетки - известного академика, руководителя научно-исследовательского института. И Верины товарищи и профессора, как и сама она, не сомневались в том, что ей обеспечена научная карьера. Правда, тетка - женщина незамужняя, строгая и рассеянная - ни слова об этом не говорила. Тем не менее, Вера рассчитывала, что тетка пристроит ее возле себя: ведь с родственниками поступают только так, это само собою разумеется.

Но вот институт окончен, Вера получила диплом, прошло после этого несколько месяцев, а тетка продолжала молчать и палец о палец не ударила для ее устройства.

Заручившись письмом профессора, Вера смирилась с отъездом на строительство железнодорожной линии. Теперь ей оставалось лишь скоротать оставшиеся три дня.

... Дул сильный ветер, расстилая по крышам домов синеватый дым. Вере надоело гулять по улице, но домой возвращаться рано тоже не хотелось. Она пошла в кино, однако ничего в фильме не поняла: голова была занята другим. Все еще не верилось, что через каких - нибудь три - четыре дня она окажется в незнакомом месте, среди незнакомых людей и что во всей ее жизни наступит какая - то перемена.

Следующий день Вера провела дома. Часто звонил телефон, но она не отвечала. Ее искали друзья: узнали, что она уезжает, и, вероятно, хотели проводить. Вера предпочитала, чтоб ее не провожали. Не потому, что это были плохие ребята, просто Вере не нравилось, что они без конца объяснялись ей в любви и упорно добивались, чтобы она отвечала им тем же. Но она никого не любила, редко соглашалась сходить с кем - нибудь в кино или в театр и всегда потешалась над друзьями, когда они делали многозначительные намеки и обещали ей золотые горы. И еще по одной причине Вера старалась избегать встреч с ними. Они были осведомлены о ее намерении стать научным работником, откровенно завидовали ее связям. И вдруг сказать им: приходите провожать меня на вокзал, я уезжаю... Никогда! Она рассеянно слонялась по комнатам, неумытая, непричесанная, чувствуя себя самым несчастным человеком на свете...

Tax прошла большая часть дня. Но, поскольку человеку свойственно пресыщаться чувствами, Вера незаметно стала успокаиваться и в конце концов даже повеселела. Стараясь представить себе свой будущий строительный объект, она с неожиданным легкомыслием говорила: «А, да что там, как - нибудь устроюсь!» И ей стало приятно оттого, что в ее характере есть вот такая мужская черта. Это несколько позабавило ее. Склонившись над зеркалом, Вера убрала на затылок волосы, чтоб представить, как бы она выглядела, если б была мужчиной...

Но хорошее настроение продержалось недолго. Через полчаса пришла с работы тетка, и Вера увидела в ее руках только что вылущенную книгу профессора Б. В первое мгновение девушка сильно смутилась, но потом успокоилась, решив, что книга случайно попала в теткины руки... Ужинали молча, и в этом еще не было ничего тревожного: они никогда за ужином не заводили разговоров. Но потом, когда тетка вышла в переднюю курить, Вера заметила сделанную «а книге рукой профессора дарственную надпись...

С этой минуты она уже не знала, как себя вести. Тетка пришла усталая. Это было видно по ее глазам, по табачному пеплу, приставшему к темному костюму мужского покроя, по растрепанным волосам, которые, не считаясь с годами, никак не хотели седеть. Она молча курила, и ее молчание смущало Веру. Глядя с виноватым видом на тетку, Вера заговаривала о погоде, о домработнице, о множестве других пустяков. Старая женщина кивала, говорила «да», «нет», пожимала плечами, кашляла, смотрела поверх очков - вела себя, как обычно, однако Вере казалось, что тетка, желая ее помучить, нарочно оттягивает разговор о главном.

Так прошло несколько минут, в течение которых Вера то и дело сжимала челюсти, боясь выдать свое волнение. Теперь она не сомневалась, что тетка узнала о рекомендательном письме. Вере захотелось высказать все свои обиды, и она уже была готова обрушиться на родную тетку с упреками за то, что тетка отнеслась к ней не по - родственному, что, возвысившись, люди не очень - то обременяют себя добродетелями. Тетка продолжала молча курить.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены