От весны до весны

Владимир Франюк| опубликовано в номере №1226, июнь 1978
  • В закладки
  • Вставить в блог

Да и жизнь в Старом Осколе постепенно обустраивалась. Люди приезжали сюда с надеждой получить жилье, дождаться пуска комбината. Город действительно рос на глазах.

Бригаде Суворова достался участок перепада двух уровней промышленной площадки. Пласт был толщиной в восемь метров. Сложность его разработки заключалась в применении драглайна – свободно подвешенного на стреле экскаватора литого ковша.

Для забора грунта драглайном требуется искусство машиниста. Тут недостаточно синхронно действовать рычагами и педалями управления, еще важно обладать чутьем, помогающим в нужное мгновение вместе с поворотом стрелы отпустить стопор – так, чтобы тяжелый ковш упал в забой отполированными зубьями. Чтобы тяговый трос потянул его слегка под углом вниз; чтобы ковш наполнился коротким движением; чтобы плавно взмыл, не осыпая земли, пронесся бы по воздуху, с ходу опрокинулся бы над кузовом «КрАЗа». О, это настоящая наука!

А искусность вождения на больших скоростях в непроглядной от пыли летней степи огромных самосвалов! Даже днем «КрАЗы» носились с зажженными фарами. Случалось, их лучи пробивали густую пыльную завесу лишь на несколько метров, но стрелки спидометров почти неизменно лезли вверх.

Медленно ездить было просто нельзя. Продолжительно сигналя, кто-то сразу же обходил сбоку. Но главное, никто не хотел, чтобы простаивали на выемке экскаваторы, а бульдозеры – на планировке отсыпаемого грунта.

Словом, после такой работы кто угодно почувствовал бы: он может свернуть горы. И бригада «двинула» подхваченный потом на стройке почин – закончить пятилетний план к шестидесятилетию комсомола. Иначе говоря, за два года и три месяца.

Откуда было знать, что сулила им наступавшая зима?

Конечно, Суворов, Смыслов с помощниками прекрасно все знали. У себя на Севере, в Череповце, им каждую зиму приходилось рыхлить грунт навесной клин-бабой. А приехавшие с Кубани ребята о таком орудии имели представление только понаслышке.

Морозы постепенно заковывали землю. Слезкин и Симаков до последнего пытались «грызть» ее ковшом. Производительность второго экскаватора снижалась, самосвалы начали простаивать. Рано или поздно кубанцам предстояло заменять ковш на «пику». Никто не предполагал, во что. это обойдется бригаде. Отличные экскаваторщики вдруг оказались совершенно беспомощными: раскачивающейся на тросе трехтонной, заостренной снизу стальной чушкой невозможно было управлять. Сотрясая экскаватор, она подпрыгивала в поднятом положении, отпущенная стопором, тяжело ухала боком о землю.

– Вася! Ты ее не смыкай, не смыкай! – кричали ожидающие погрузки шоферы. – Выше подтягивай!

Слезкин в кабине рывком остановил лебедку и спрыгнул на снег.

– Иди садись!.. Я приехал сюда не ковырять землю!..

Место машиниста занял Иван, помощник брата. Пока он старался острием непослушной пики подготовить немного разрыхленного грунта для работы ковшом, Василий приостыл. Уязвимый по характеру, он тяжело переживал все, что подрывало профессиональный престиж.

Тем более экскаватор вологодцев рокотал безостановочно. Блестящая пика, как заведенная, поднималась на стреле и падала, поднималась и падала, с завидной точностью откалывая глыбы грунта. Суворов и Смыслов прямо играючи действовали сноровистой клин-бабой, и это вызывало ревность кубанцев.

В полевых условиях, когда очереди ждало сразу несколько машин, не приходилось рассчитывать на помощь товарищей. Те едва успевали отцеплять пику и крепить тросы к ковшу. По сути, они работали за два экипажа, и это вносило в спаянный еще недавно коллектив незримый разлад.

Зима принесла с собой и другие осложнения. К некоторым механизаторам приехали жены с детьми. Народ стал постепенно уходить из общежитий, искать какого-нибудь более удобного пристанища. Сам Суворов ждал квартиру. Комнату «малосемейку» удалось выбить только Смыслову. Бульдозеристу Коноваленко выхлопотали жилой вагончик. Помощник бригадира Климов поселился по соседству в деревне. Олейник снял угол в частном доме. Куделя приспособил под жилье баньку...

И незаметно расслоилась бригада. Работать старались вроде по-прежнему, а вот полез по швам еще недавно монолитный коллектив.

Никто этого поначалу не замечал, но бригадир уловил грядущую опасность. Проблема производственная переходила в проблему нравственную. Возникла необходимость искать новые средства для объединения людей.

Игорь Иванович Суворов имел пятнадцатилетний стаж работы на промышленном строительстве в Череповце, не нуждался он и в опыте руководства рабочей молодежью, хотя здешняя стройка не шла в сравнение ни с чем.

...Как-то один из рабочих приехал на смену необычно веселым, разговорчивым. Бригадир взглянул на него хмуро.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте о жизни и творчестве Владимира Семеновича Высоцкого,  о судьбе великой русской актрисы Веры Комиссаржевской, о певице, чье имя знакомо каждому россиянину, Людмиле Зыкиной, о Марии Александровне Гартунг, старшей дочери Пушкина, о дочери «отца народов» Светлане Аллилуевой, интервью нашего корреспондента с замечательным певцом Олегом Погудиным, новый детектив Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены