Остров вечного лета

Д Бурдин| опубликовано в номере №674, июнь 1955
  • В закладки
  • Вставить в блог

Путевые заметки директора советского павильона на выставке в Джакарте столица Индонезии Джакарта - своеобразный город с почти двухмиллионным населением. Центр Джакарты имеет вполне современный европейский вид. Он застроен внушительными зданиями правительственных учреждений, контор, банков, особняками местных и иностранных богачей. По асфальтированным улицам движутся автомобили самых различных марок, мелькают трамваи. В пустом потоке транспорта часто можно увидеть трехколесные велосипедные тележки, которые здесь называют бичи, двухколесные ярко раскрашенные повозки с запряженными в них низкорослыми лошадками.

На тротуарах шумит пестрая толпа. Оригинальна национальная одежда индонезийцев. Мужчины носят черные шапочки, белые рубахи и брюки. Наряды женщин сшиты из яркой местной ткани «батик». Эта ткань искусно украшена орнаментами, изображающими птиц, зверей и цветы.

Необычное для европейца зрелище привлекает внимание: над городом высоко в синем небе парят бумажные змеи. Треугольные, квадратные, коробчатые, склеенные в виде драконов, они ярко раскрашены и оснащены трещотками. Их с увлечением пускают в дети и взрослые. Как мы потом узнали, в Джакарте бывают даже соревнования по запуску воздушных змеев, пользующиеся большой популярностью.

Своеобразна главная площадь столицы - Мердека, что означает «Свобода». Это - огромное зеленое поле, на котором островками поднимаются купы тропических деревьев. На этой площади обычно устраиваются военные парады, демонстрации, различные народные торжества.

Через весь город катит своп желтые воды река Чиливунг. На ее берега» всегда многолюдно. Здесь стирают белье, купаются, спасаясь от нестерпимого зноя. А жарко бывает круглый год. В Индонезии нет весны, лета, осени и зимы. Год делится на два сезона: так называемый влажный, продолжающийся с ноября по март, и сухой - с мая по сентябрь. Колебания температуры незначительны, почти всегда стоит ровная жаркая погода.

Тропики накладывают свой отпечаток на жизнь и облик города. С часу до четырех часов дня, когда солнце стоит почти над головой, жизнь в городе замирает: закрываются магазины и лавки, прекращают работу учреждения.

Столица Индонезии, как и другие города республики, в последние годы быстро растет, благоустраивается. В Джакарте создается новый жилой район с асфальтированными широкими улицами, с водопроводом и канализацией. В оборудованных всеми удобствами домах нового района живут, конечно, не бедняки, а люди состоятельные. В новом районе, да и на других улицах Джакарты, строится много школ. Это очень показательно для молодой Индонезийской республики. Ведь более четырех пятых населения страны не умеет ни читать, ни писать. Сейчас в Индонезии объявлена борьба с неграмотностью - этим тяжелым наследием, оставшимся от колонизаторов. Правительство учреждает школы, дающие не только общие знания, но и профессиональные навыки. Половина индонезийских ребят школьного возраста уже учится.

Окраины Джакарты выглядят совсем по - иному, чем благоустроенный центр. Здесь тесно лепятся друг к другу убогие лачуги и хижины. Каналы с грязной водой заменяют населению водопровод и канализацию.

В столице Индонезии есть и такой район, какого не увидишь ни в одном другом городе. Этот район показал нам наш шофер Муджанип. Он повез нас в сторону нового порта. Когда позади остались утопающие в зелени виллы и особняки, мы увидели настоящий тропический лес. Шофер свернул с шоссе и повел машину в тени банановых деревьев и кокосовых пальм. Вскоре мы увидели приютившиеся возле пальмовых стволов хижины. Их было много. Вся опушка леса была буквально набита хибарками. В одной из них жил и наш шофер со своим семейством. Его небольшое жилище ничем не отличалось от соседних. Сделано оно было из бамбука и пальмовых листьев.

Встречать нас высыпали все домочадцы Муджанипа, который стал представлять их по очереди. Однако мы скоро запутались. У шофера оказалось тринадцать детей в возрасте от года до тридцати лет. Старший сын был женат. Он тоже имел кучу ребят. Мы так и но поняли, какие из ребятишек дети Муджанипа, какие - внуки. Трудно представить себе, как эта огромная семья помещается в таком маленьком жилище. Но и в соседних хижинах было не просторнее. У индонезийцев вообще семьи большие: двенадцать - пятнадцать детей - это обычно.

После обеда мы осмотрели этот необыкновенный район Джакарты. Муджанип объяснил нам, что тут живет значительная часть населения столицы.

Из Джакарты мы поехали на «ЗИМе» по острову Ява - самому заселенному из всех островов, входящих в состав Индонезийской республики. Наша машина была единственным советским автомобилем не только в Джакарте, но и во всей Индонезии. Когда мы останавливались где - нибудь на улице, вокруг нашего «ЗИМа» сразу собиралась толпа о Советском Союзе в Индонезии знают очень мало. И все же мы часто встречали среди индонезийцев искренних друзей нашей страны. Таким был и наш переводчик Виона. Этот подвижной человек вызывал изумление прохожих своим головным убором: на нем была серая кепка; на подкладке которой можно было видеть фабричную марку: «Мосшвейодежда». Эта кепка так же уникальна на Яве, как и наш «ЗИМ». Два года назад кепку подарил Вионе один матрос с советского парохода. Палящее солнце и тропические ливни превратили это далеко не самое совершенное произведение «Мосшвейодежды» в бесформенный серый блин, но Виона с трогательным постоянством продолжает носить кепку, считая ее чуть ли не самым ценным своим имуществом.

... Наша машина мчалась по прямому, как стрела, шоссе, на котором неподвижно лежали длинные тени пальм.

Из окон машины мы любовались богатой природой острова. Казалось, будто дорога проложена в гигантском ботаническом саду, Тенистые плантации кокосовых пальм и бананов сменились зарослями сахарного тростника высотой в два человеческих роста. Ровными рядами тянулись каучуконосные деревья с темно - зелеными глянцевитыми листьями. На каждом дереве вокруг ствола сделана спиральная канавка, по которой стекает в жестяные бидоны беловатый сок.

Чаще всего вдоль шоссе тянулись рисовые поля. Рис - основная сельскохозяйственная культура в Индонезии. Крестьяне используют под рисовые посевы не только поля, но и склоны гор в холмов. На Яве царит вечное лето, и земля, согретая лучами южного солнца, политая тропическими линиями, дает по три урожая в год. Поэтому одни рисовые поля стоят изумрудно - зеленые, на других - урожай уже убран, а третьи - еще только обрабатываются.

Вот у самого шоссе по залитому водой рисовому полю пара буйволов медленно тянет деревянную соху. За сохой по колено в жидкой грязи идет крестьянин в широкополой шляпе.

Сельское хозяйство в Индонезии ведется самым отсталым способом. Это результат долгого господства колонизаторов. Голландские компании в течение трех веков владели землей индонезийских крестьян, на которой возделывали плантации сахарного тростника, каучука, хинного дерева. Да и сейчас еще основная масса земли в Индонезии принадлежит иностранцам. Огромное же большинство индонезийских крестьян либо совсем не имеет земли, либо владеет участками меньше одного гектара.

Живут крестьяне в хижинах. В некоторых из них мы побывали. Обычно эти примитивные сооружения устроены на сваях, чтобы во время ливней вода не затопила помещение. Стены сделаны из плотной бамбуковой сетки, а крыша - из рисовой соломы. В хижине всего одна комната. Печи нет. В таких же хижинах жили крестьяне еще в те далекие времена, когда на Яву приходили корабли Магеллана. Странно видеть сейчас эти хижины, стоящие рядом с шоссе, по которому мчатся автомобили, а вдоль обочин уходят к синей черте горизонта стальные мачты электролиний.

Чем дальше отъезжали мы от Джакарты, тем чаще попадались нам тропические леса. Они поражают своими размерами и пышностью. Фикусы, хлебные деревья, древовидные папоротники достигают здесь семидесятиметровой высоты. Их стволы и ветви, переплетенные лианами, образуют непроходимые джунгли.

Животный мир острова Ява чрезвычайно богат. Здесь водятся тигры, леопарды, носороги. Однажды мы свернули с шоссе на берег небольшой речки. Возле самой воды грелись на солнце два крокодила - не такие, каких мы видели в Московском зоопарке, а метров по пяти длиной. Один из них открыл зубастую пасть, и у нас сразу исчезло желание купаться в живописных яванских реках.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Опасный маршрут

Продолжение. Начало см. «Смена» № 11