Брестская крепость

С Смирнов| опубликовано в номере №674, июнь 1955
  • В закладки
  • Вставить в блог

На рассвете 22 июня 1941 года вооруженная до зубов армия гитлеровской Германии напала на Советский Союз. На защиту любимой Родины поднялся весь советский народ. Началась Великая Отечественная война против немецко - фашистских захватчиков.

Самая крупная группировка войск противника - так называемая Центральная группа армий - при поддержке танков и самолетов наступала на главном направлении, нацеливая свой удар на Минск, Смоленск и Москву. Здесь на пути врага лежал приграничный белорусский город Брест, а в нескольких километрах от него, на берегу Западного Буга, где проходил государственный рубеж, стояла старинная русская крепость.

Советские войска, сражаясь за каждую пядь родной земли, с кровопролитными боями отступали на восток. Гитлеровская армия, используя преимущества внезапного нападения и численный перевес, продвигалась все дальше, вглубь страны. 27 июня фашистские танки ворвались в столицу Белоруссии Минск, в июле развернулись бои под Смоленском. Враг приближался к Москве.

В эти тяжелые дни через линию фронта время от времени проникали вести о том, что далеко в тылу противника, на границе СССР, все еще продолжает сражаться с крупными силами врага небольшой гарнизон Брестской крепости.

Вести об этом приносили наши бойцы и командиры, пробивавшиеся через фронт из окружения, а пилоты, летавшие бомбить тыловые объекты германских войск, рассказывали, что они видели в районе крепости вспышки снарядных взрывов и огненные трассы пулеметных очередей.

Однако проверить эти сведения не удавалось: радиосвязь с крепостью отсутствовала. И только ранней весной 1942 года, когда наши войска в районе Орла захватили архив штаба 45 - й пехотной немецкой дивизии, удалось установить некоторые подробности обороны крепости. Среди бумаг был обнаружен любопытный документ, озаглавленный «Боевое донесение о занятии Брест - Литовска» и датированный 8 июля 1941 года.

Хотя гитлеровские штабисты старались подчеркнуть в донесении доблесть своих войск, факты, которые они вынуждены были приводить, говорили о совершенно исключительном героизме защитников крепости, о высоком воинском мастерстве, о беспримерном мужестве и стойкости советских бойцов и командиров. Из донесения следовало, что гарнизон крепости, осажденный превосходящими силами врага, подвергаясь непрерывному обстрелу и жесточайшим бомбежкам, терпя всевозможные лишения, удерживал свои позиции больше недели - до 30 июня - и нанес гитлеровцам огромный урон.

Летом 1944 года наши войска вступили в город Брест и в Брестскую крепость. Страшная картина предстала перед советскими воинами. Груды камней и закопченные, искромсанные снарядами и бомбами кирпичные коробки остались на месте казарм и крепостных строений. Повсюду зияли огромные бомбовые воронки, склоны которых уже поросли травой. По одному виду этих руин можно было судить о силе и жестокости происходивших здесь боев. На уцелевших крепостных стенах, в помещениях казарм, в подвалах и даже на устоях моста бойцы находили надписи, оставленные защитниками крепости, - их прощальные приветы Родине и боевым товарищам.

«Нас было пятеро: Седов, Трутов И., Боголюб, Михайлов, Селиванов В. Мы приняли первый бой 22.VI.1941. Умрем, но не уйдем!» - говорила одна надпись.

«1941 г. 26 июня. Нас было трое, нам было трудно. Но мы не пали духом и умрем как герои», - было нацарапано на стене в западной части казарм.

В здании гарнизонного клуба, оборудованного в бывшей церкви на центральном острове, сохранилась надпись: «Нас было трое москвичей: Иванов, Степанчиков, Жунтяев, которые обороняли эту церковь, и мы дали клятву - не уйдем отсюда. 1941 год. Июль». А несколько ниже: «Я остался один. Жунтяев и Степанчиков погибли. Немцы в самой церкви. Осталась последняя граната, но живым не дамся. Товарищи, отомстите за нас. 1941 г.».

Дата «июль», начертанная рукой одного из защитников крепости, указывала, что бои в цитадели не окончились 30 июня 1941 года, как об этом сообщалось в донесении штаба 45 - й гитлеровской дивизии. В 1952 году удалось более точно установить продолжительность обороны крепости: сотрудником одного из московских музеев были обнаружены в юго - западной части казарм едва различимые буквы, нацарапанные штыком на стене: «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина!» Подписи не было, но зато внизу стояла отчетливо видная дата: «20 VII - 41 г.». Значит, оборона крепости длилась 29 дней!

В последние годы выяснились новые обстоятельства мужественной борьбы горстки советских людей, очутившихся в тылу врага. Удалось разыскать некоторых оставшихся в живых защитников Брестской крепости. И на основании того, что нам известно теперь, можно с полной уверенностью сказать, что подвиг героев Брестской крепости стоит в ряду самых замечательных воинских подвигов, которые когда - либо знало человечество.

... Целый армейский корпус - три пехотные дивизии - был сосредоточен врагом против крепости и города Бреста. Тайно подтянутые к границе и тщательно замаскированные в густых зарослях левого берега Буга, стояли сотни орудий и минометов всех калибров. Противник имел десятикратное численное превосходство, и этот перевес в силах должен был увеличиться еще во много раз внезапностью вероломного нападения.

На рассвете 22 июня на крепость обрушился огонь вражеской артиллерии. Под его прикрытием отряды немецких автоматчиков форсировали на лодках Западный Буг и ворвались в крепость. Блокировав небольшие группы пограничников, автоматчики проникли во двор центральной цитадели и заняли здание гарнизонного клуба, возвышающееся над остальными строениями. Это был удар в самый центр обороны крепости. Установив пулеметы в окнах клуба, противник мог обстреливать крепостные казармы с тыла и своим огнем разъединить, изолировать друг от друга наши подразделения.

Гитлеровцам уже казалось, что сопротивление гарнизона подавлено. Западный и Южный острова фактически находились в руках врага. В центре крепости действовали штурмовые роты, занявшие клуб...

Но в этот момент противнику был нанесен неожиданный для него удар. Батальон 84 - го стрелкового полка во главе с полковым комиссаром Ефимом Фоминым и секретарем полкового бюро комсомола Самвелом Матевосяном вырвался во двор и ударил в штыки. В коротком и ожесточенном бою отряд немецких автоматчиков, прорвавшийся в центр крепости, был почти полностью уничтожен. Уцелевшие гитлеровцы бросились назад, к западным, Тереслольским воротам, но там они встретили меткий винтовочный и пулеметный огонь, отрезавший им путь к отступлению. Группа бойцов го стрелкового полка под командой старшего лейтенанта Потапова и начальника девятой погранзаставы лейтенанта Кижеватова организовала здесь прочную оборону. Остатки немецкого отряда были истреблены одновременной атакой наших бойцов с востока и запада.

С каждым часом оборона крепости становилась все более действенной и крепкой. Раненых, детей и женщин укрыли в надежных подземных убежищах. Повсюду - из окон казарм, с чердаков и крыш - по врагу били снайперы, раздавались очереди пулеметов, скупые и меткие винтовочные выстрелы. В восточной части крепости неприступную, по словам самих немцев, оборону создала группа наших солдат и командиров под руководством майора Гаврилова. У Кобринских ворот артиллеристы противотанкового дивизиона втащили на земляные валы орудия и били прямой наводкой по наступающим цепям противника. Продвижение врага замедлилось, кое - где он был отброшен.

Потери гитлеровцев были настолько велики, что им нельзя было с этим не считаться. К концу дня командующий 4 - й немецкой армией фельдмаршал Клюге приказал приостановить штурм крепости и отвести войска назад. Он надеялся сломить упорство осажденных интенсивным артиллерийским обстрелом и жесточайшими бомбежками.

Отход противника позволил нашим подразделениям занять более выгодные позиции и установить между собою связь. 24 июня, в момент короткого затишья, собрались на совещание командиры с различных участков обороны. Совещанием этим руководили полковой комиссар Фомин и капитан Иван Зубачев - коммунист, в прошлом участник гражданской войны. Было решено объединить все подразделения гарнизона в одну сводную группу. Во главе этой группы был поставлен капитан Зубачев, а его заместителем назначен комиссар Фомин.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены