Опасный маршрут

Василий Ардаматский| опубликовано в номере №674, июнь 1955
  • В закладки
  • Вставить в блог

Продолжение. Начало см. «Смена» № 11

Григорий Окаемов, сын колчаковского офицера, в первые дни Великой Отечественной войны перебежал к врагу и стал провокатором в лагерях военнопленных. После окончания войны Окаемова прибрала к рукам американская разведка. Он заканчивает школу шпионажа и диверсии.

4

Одно задание сменялось другим. За пять лет Окаемов успел побывать во Франции, Польше, Испании, Египте и Иране. Всюду он действовал нагло и изобретательно. Страх овладевал им только на обратном пути в Мюнхен. Окаемов боялся, что ему скажут: «Теперь - в Советский Союз...»

От этого страха он не мог избавиться. В Польше Окаемов случайно оказался в одном купе с известной советской киноактрисой. Они разговаривали по - немецки, и Окаемов вел себя так глупо, что актриса, смеясь, сказала: «Вы так смотрите, точно боитесь меня». Да, он боялся каждого советского человека однажды Барт, в это время работавший одним из заместителей начальника европейского отдела разведки, пригласил Окаемова к себе на дачу. Весь день, болтая о пустяках, они гуляли по чистенькому, точно подстриженному и причесанному лесу. Вечером сели играть в шахматы. Расставляя фигуры, Барч задумчиво произнес:

- Все-таки самый серьезный наш противник - это русские. А мы действуем в России удивительно бездарно. Бесполезное топтание на месте, провалы... Противно думать об этом!...

Окаемов насторожился.

Мягкий зеленоватый свет настольной лампы отражался в отполированной поверхности шахматной доски. За окнами веранды уже совсем стемнело. Над горизонтом дрожало оранжевое зарево: там был Мюнхен.

Партия только началась. Барч рассеянно смотрел на фигуры, ожидая хода партнера, который играл очень осторожно. Обычно Барчу это нравилось, но сегодня хотелось поскорей окончить игру и приступить наконец к разговору, ради которого он и пригласил Окаемова.

- Предлагаю отложить нашу партию, - сказал Барч, откидываясь на спинку кресла. - Это ведь делают даже гроссмейстеры. Не так ли?

- Можно и отложить, - глухо отозвался Окаемов, не подымая глаз.

Барч встал:

- Давайте включим радио. Послушаем, что говорят русские...

Окаемов пододвинулся к приемнику. Москва сообщала о торжественных проводах молодежи, уезжающей на целинные земли. Потом уральский сталевар рассказал о своем новаторском почине, позволившем значительно увеличить производительность труда. Говорилось о предстоящем открытии Всесоюзной сельскохозяйственной выставки, о завоевании советскими хоккеистами первенства мира, о премьере в театре оперетты. В сообщениях из - за границы были приведены отклики зарубежной печати о достижениях советских ученых по применению атомной энергии в мирных целях.

- Ну, что они там поведали миру? - спросил Барч.

- Обычная пропаганда, - пожал плечами Окаемов.

- Неужели вы считаете, что у них все плохо? - усмехнулся американец.

- Нет, я этого не считаю. Они знают, чего хотят, и добиваются своего с завидным упорством.

- Я не одобряю тех наших газетчиков, которые уверяют нас, будто Советы - слабый противник, - оживился Барч. - Мы должны смотреть на вещи по - деловому. Москва - это теперь не только Москва, но и Пекин, Прага, Варшава - треть человечества, черт побери! И к тому же у них есть атомная и водородная бомбы. И еще кое - что, о чем мы, к сожалению, почти ничего не знаем. Мы вообще очень слабо осведомлены. Год назад наши люди пронюхали о существовании в России института некоего профессора Вольского. За это время мы узнали только, в каком городе находится этот институт. Все попытки узнать больше окончились скандальными провалами. Профессор Вольский - объект огромной важности. Вчера прилетел Никольс. Он просто в бешенстве, называет нас бездельниками, трусами. Его вызывали в Вашингтон на головомойку. Видать, ему как следует досталось от начальства помолчали. Прошла мучительная для Окаемова минута.

- Не хотите ли вы поближе познакомиться с профессором Вольским? - неожиданно спросил Барч, испытующе глядя на собеседника; тот не торопился с ответом. - Думается мне, что только вам по плечу это знакомство. К тому же, надеюсь, вы не отказываетесь от мести, о которой так хорошо говорили мне во время нашей первой встречи. По - человечески я отлично понимаю, что это для вас задание трудное. Но в случае удачи вы получите преимущество перед всеми. Можно будет думать о работе в Штатах...

- Я вовсе не собираюсь уходить с оперативной работы, - сухо сказал Окаемов.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены