Некрасов и царская цензура

В Евгеньев-Максимов| опубликовано в номере №301, январь 1938
  • В закладки
  • Вставить в блог

Бедный брат, угнетенный, скорбящий!...

И такою бы правдой звучал

Голос, мой, из души исходящий,

В кем такая бы сила была,

Что толпа бы за мною пошла».

Из поэмы «Дедушка» Некрасову пришлось изъять следующее четверостишие, вложенное было им в уста возвращенному декабристу:

«Взрослые люди - не дети,

Трус - кто сторицей не мстит!

Помни, что нету на свете

Неотразимых обид».

Мне неоднократно приходилось указывать в печати, какую неимоверно жестокую вивисекцию царская цензура учинила над «Декабристками», в особенности над первой частью поэмы: всякие упоминания о царе в картине восстания 14 декабря 1825 года на Сенатской площади были изъяты, в том числе и строчки:

«Когда же пушки навели,

Сам царь скомандовал: «Пали!»

Прошелся красный карандаш цензора и по сатирической поэме «Современники» и по некрасовскому шедевру - поэме «Кому на Руси жить хорошо». Так из текста последней исчезло выразительнейшее четверостишие:

«Работаешь один,

А чуть работа кончена,

Гляди, стоят три дольщика:

Бог, царь и господин».

Из «Пира на весь мир» беспощадно исключены были целые песни, вроде «Веселой» и «Солдатской».

Приведенные примеры не исчерпывают и меньшей части цензурных выбросок из текста стихотворений Некрасова.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены