Натуралисты из Койсуга

Ю Сотник| опубликовано в номере №337, январь 1941
  • В закладки
  • Вставить в блог

Тогда почти все подоконники в школе заставляются ящиками с землей. Это школьники проверяют, хорошо ли всходят семена, предназначенные к посеву, нет ли среди них больных, с которыми только зря потеряешь драгоценное время.

Вот из одного ящика поднялись тонкие ярко-зеленые иголочки риса, в другом - появились на свет двулистные росточки тыквы, в третьем - пробились стрелки лука. Проходит еще несколько дней, и уже на всех подоконниках весело зеленеют тысячи новорожденных растений.

Стаивают снега. Когда же, наконец, настанет торжественный день первого выхода в поле!

Обычно сбор назначается в восемь часов утра, но Павлуше Радченко не спится с четырех. Некоторое время он ворочается в постели, потом вдруг встает, натягивает на широкие плечи куртку и выходит на улицу. Но впереди него уже шлепает по весенней грязи Лида Черноволова, а когда они подходят к участку, там маячит длинная фигура старосты кружка Лени Поповиченко. К шести часам все в сборе.

Перед ними лежит десять тысяч квадратных метров черной влажной, слегка дымящейся земли. Каждый из них - будь то добродушный, застенчивый Павел, веселая, всегда готовая подурачиться Лида или строгий, подтянутый Леонид - полюбил эту землю, привязался к ней, как к живому существу. Но это не привязанность прежнего крестьянина, который видел в земле лишь средство спасения от голодной смерти. Юннаты любят землю, как ученые любят свою лабораторию, таящую в себе безграничные возможности для опытов, открытий и творческих исканий.

Поэтому они так взволнованно ждут первой после зимней разлуки встречи с землей.

Приходит Владимир Николаевич, и все принимаются за работу. Граблями, мотыгами неровная земля выравнивается, на сплошном поле появляются прямоугольники и квадраты грядок. Новички убеждаются, что даже такая простая работа требует знаний и сноровки. Проходит немало времени, прежде чем они научатся хотя бы, например, делать поверхность грядок для риса совершенно горизонтальной, чтобы по ней равномерно растекалась при поливе вода.

С этого весеннего дня участок оживает. В редкие дни вы не застанете здесь нескольких ребят. Работа их сложна, требует исключительной точности и продуманности.

«Каждому овощу свое время» - вот закон, с которым приходится считаться, особенно тем, кто хочет заставить южные культуры произрастать в средней полосе. Если вы посеете рис слишком рано, он не взойдет: земля холодна. Если вы это сделаете слишком поздно, ему не хватит нашего короткого лета, чтобы созреть.

Юннаты сеют рис в середине мая. Вся секция рисоводов выходит в это время на участок. Одно звено делает на грядках бороздки, другое - кидает в них зерно, третье - засыпает бороздки землей. Как будто несложная операция, но и здесь нужна аккуратность, расчет до одного сантиметра.

Проходит три-четыре дня, и снова рис требует внимания: его надо полить.

Вскоре из пригретой солнцем земли появляются всходы, а вместе с ними выползают бесчисленные полчища сорняков, с которыми школьники вступают в яростную борьбу. Каждый соревнуется со своим соседом, стремясь выполоть свою грядку как можно скорее и чище. Но вдруг по всему участку разносится горестный вопль:

- Что ты щипешь? Ты же рис щипешь!

Все в ужасе поворачивают голову, некоторые даже поднимаются на ноги. Староста кружка Леня Поповиченко в трагической позе стоит возле маленькой смущенной Ани Поповой. По неопытности она выдрала часть посевов вместе с сорняком - луговым мышем, который очень похож на всходы риса. Эта коварная травка причинила много бед школьникам, прежде чем они научились ее отличать.

Наступает лето. Под лучами солнца быстро тянутся вверх стебли риса, пшеницы, голубоватые листья капусты, расползаются по своим делянкам огурцы, дыни, тыквы. И тут над всеми юннатскими сокровищами начинают носиться разбойничьи банды воробьев. Юннаты извлекают из школьных кабинетов чучела хищных птиц и устанавливают их на шестах возле грядок. Но эти «страсти» действуют только на самых нервных и неопытных воробьев, остальные же продолжают свои грабительские налеты. Поэтому в конце участка строится шалаш, где денно и нощно дежурят два юнната. Чтобы сторожа не скучали, в шалаш ставят детекторный приемник.

Но скучать не приходится. Ведь участок является не только опытным полем кружка юннатов, где выводится невиданная до сих пор в этом крае культура, но и своего рода учебным «кабинетом» по естествознанию для всех учеников школы и лабораторией, где испытываются агрономические новшества. Поэтому почти всегда на участке можно встретить экскурсии школьников, председателя колхоза, заведующего хатой-лабораторией, колхозников, живо интересующихся работой койсугских юных натуралистов.

Всеобщий интерес вызывает делянка Павлуши Радченко. Он сажает самую обыкновенную картошку. Лежа в теплой влажной земле, каждая картофелина, как ей и полагается, пускает ростки. На поверхности земли появляются зеленые кустики. Но лишь только эти кустики достигают десяти сантиметров высоты, Павлуша извлекает картофелины из земли, отрывает от них все стебельки и сажает каждый из них отдельно от клубня.

Осиротевшие стебельки, питавшиеся раньше за счет мамы-картофелины, вынуждены теперь добывать пищу самостоятельно. Они пускают корни и, быстро возмужав, превращаются в солидные картофельные кусты, у которых к осени появляются собственные клубни.

А что делает Павлуша Радченко с ограбленной картофелиной? Он снова сажает ее в землю, и снова картофелина дает ростки. Тогда Павлуша выкапывает ее и отрывает стебли. Это повторяется два-три раза. Из одной картошки вырастают не один, а десять-пятнадцать кустов, которые приносят клубни, большие, чем обычно.

Самое почетное место на участке занимает рис. Койсугские рисоводы получают по тридцать два, по тридцать шесть центнеров риса с гектара. Но юннатов это не удовлетворяет. Добиться, чтобы рис мог расти совсем без полива, превратить его в самую обычную культуру для средней полосы Союза, - вот о чем мечтают они, с тех пор как первые пригоршни зерна были собраны.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о нашем гениальном ученом Михаиле Васильевиче Ломоносове, об одном   любопытном эпизоде из далеких времен, когда русский фрегат «Паллада»  под командованием Ивана Семеновича Унковского оказался у берегов Австралии, о  музе, соратнице, любящей жене поэта Андрея Вознесенского, отметившей в этом году столетний юбилей, остросюжетный роман Андрея Дышева «Троянская лошадка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

В гимназии

Из юношеских лет Ильича